7 - 2012

Три пятилетки на рынке САПР

Дмитрий Красковский

Уважаемые читатели, вы держите в руках юбилейный номер журнала «САПР и графика». В июле мы отмечаем 15-летие! Однако на самом деле 15 лет ему уже исполнилось: первый номер «САПР и графики» вышел внутри нашего прародителя — журнала КомпьютерПресс в декабре 1996 года. В виде журнала в журнале он существовал до июня 1997 года, а в июле стал уже отдельным изданием.
На написание этой статьи меня сподвигли наши друзья и коллеги с портала isicad.ru, которые решили взять у меня интервью. К слову сказать, раньше я никогда интервью не давал, поэтому прошу не судить строго. В ответ мне пришло очень много поздравлений и пожеланий от наших постоянных друзей и партнеров. В конце концов всё это вылилось в данную публикацию, в которой я также постарался проанализировать 15-летнюю историю существования нашего журнала.

Как всё начиналось

Можно сказать, что я счастливый человек, поскольку всю жизнь работаю по специальности. На третьем курсе Комсомольского­на­Амуре политехнического института, где я учился на факультете технологии самолето­ и вертолетостроения, к нам пришел Александр Николаевич Тачалов, который после окончания аспирантуры в МАТИ им. К.Э. Циолковского приехал работать в наш институт. Это был 1993 год, тогда только начиналась эра персональных компьютеров. После знакомства с Александром Николаевичем я стал пропадать в институте до утра. Мы считали зарплату на ЕСКах и СМках, а в свободное время изучали различные языки программирования. На пятом курсе института я по стопам своего преподавателя отправился в Москву на преддипломную практику. Далее был год стажировки в Москве, потом три года в аспирантуре, где я начал заниматься системами автоматизированного проектирования. Математику мы программировали на Си++ и Pascal и визуализировали в AutoCAD. Всё это вылилось в диссертацию на тему «Разработка системы автоматизированного проектирования тонкостенной крупногабаритной формообразующей оснастки из неметаллических материалов». После моей успешной защиты в МАТИ им. К.Э. Циолковского уволился мой научный руководитель Вадим Сергеевич Хухорев, который работал заведующим кафедрой. Уйдя вслед за ним, я начал искать работу программиста, подал свои данные в ряд кадровых агентств. Через неделю мне позвонили и предложили сходить на собеседование в издательство «КомпьютерПресс», где к тому времени было решено выпускать журнал, целиком посвященный САПР. Отметим, что главным идеологом журнала являлся Игорь Данилович Ханин, который предложил руководству «КомпьютерПресс» создать такое издание.

Исследование рынка САПР в Непале, 2002 год

Исследование рынка САПР в Непале, 2002 год

15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет

Виктор Беспалов, генеральный менеджер Siemens PLM Software

Виктор Беспалов, генеральный менеджер Siemens PLM Software

От имени компании Siemens PLM Software искренне поздравляю журнал «САПР и графика» с 15-летием!
«САПР и графика» — единственный независимый журнал о системах автоматизированного проектирования и технологической подготовки производства, издаваемый в России. В нем публикуется информация обо всех технологиях в области САПР, причем всем игрокам рынка предоставляются равные возможности в высказывании своей точки зрения. Разработчики программного обеспечения, интеграторы, производственные предприятия делятся своим опытом, достижениями и успехами, внося общий вклад в распространение передовых технологий и развитие отечественной промышленности, а также в повышение информированности отечественных специалистов. За годы своего существования журнал завоевал широкую популярность в отрасли и стал настоящим пособием для конструкторов, инженеров, специалистов производства и руководителей российских предприятий.

Желаем редакции журнала новых интересных публикаций,
творческого и издательского долголетия.

На работу я устроился 4 февраля 1997 года. К тому времени внутри журнала КомпьютерПресс уже вышли три номера «САПР и графики». Меня и Андрея Мазурина, который был принят на работу вместе со мной, сразу бросили в бой, и уже мартовский номер журнала, состоявший из 40 страничек, мы делали вдвоем. Конечно, было тяжело, мы не знали никого из тех, кто занимался САПРом. В апреле мы подготовили специальный выпуск журнала объемом 96 страниц, приуроченный к выставке «Комтек». Там­то мы и познакомились со многими сапровскими компаниями и уже в июле 1997 года приступили к ежемесячному выпуску журнала.

Задачи, которые мы решаем

Все эти годы мы стараемся быть актуальными, хотя технологии развиваются стремительно и не всегда удается поспеть за ними.

Изменения в политике журнала происходили поэтапно. Всего в его развитии можно выделить три пятилетних периода. В первую пятилетку нашей задачей было донести до сознания руководителей различных предприятий и конструкторских бюро необходимость внедрения различных САПР на производстве. На протяжении второй пятилетки мы старались объяснить им, что просто установить какую­либо САПР на одно рабочее место уже недостаточно — нужно связать такие рабочие места в сеть, наладить коллективную работу между всеми отделами. Нынешняя, третья пятилетка ставит перед нами еще более сложную задачу: доказать, что сейчас уже мало купить и установить САПР — необходимо вложить почти столько же (или даже больше) средств, чтобы подготовить грамотных специалистов.

15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет

В связи с юбилеем журнала мы попросили ответить на наши вопросы человека, подготовившего первые три выпуска журнала «САПР и графика», — Дмитрия Попова, ныне директора по выпуску продуктов компании «Нанософт», который любезно согласился на них ответить.

Дмитрий Красковский: Дмитрий, 16­17 лет назад появилась идея создания журнала, целиком посвященного САПР. Вы готовили первые три выпуска. Какие были трудности?

Дмитрий Попов, директор по выпуску продуктов компании «Нанософт»

Дмитрий Попов, директор по выпуску продуктов компании «Нанософт»

Дмитрий Попов: Перед тем, как ответить на вопросы, небольшой дисклеймер: всё, что я скажу, — это мое личное мнение, официальная позиция компании «Нанософт» может отличаться.

Теперь о трудностях. За прошедшие годы воспоминания трансформировались, и то, что тогда воспринималось как трудности, сложности и проблемы, сейчас вспоминается с умилением и ностальгией. В то же время я до сих пор не могу понять, как мне удалось всё это сделать с вполне приемлемым качеством при практически полном отсутствии ресурсов. Но всё было здорово! И самое главное — во всем был драйв, несмотря на то, что по своей сути создание журнала — занятие совсем не романтическое. Возможно потому, что, если сравнивать с программированием, которым я занимался до тех пор много лет подряд, то это, конечно, гораздо более «живая» работа. Ну и потом — создание журнала по САПР было нашей инициативой, и, если мы убедили издательство, что журнал получится, надо было сдержать обещание.

Д.К.: Что, на ваш взгляд, изменилось с тех пор в журнале в лучшую сторону, а чего не хватает?

Д.П.: Думаю, я не вхожу в целевую аудиторию вашего журнала, поэтому мое мнение не должно быть для вас важно, если у вас всё хорошо. Надеюсь, это просто вопрос вежливости.

То, чем был новорожденный «САПР и графика», и то, чем он стал сейчас, — это две большие разницы. Сравнение бессмысленно — это как в СССР вплоть до 80­х годов сравнивали показатели народного хозяйства с данными за 1913 год. Сейчас «САПР и графика» — это матерый волк специализированной журналистики, профессионально работающий на крайне неудобном сегменте рынка. Вам не стоит особенно прислушиваться к чужому мнению, если вы хотите сохранить свое лицо.

Но все­таки скажу: происходит изменение вашей целевой аудитории, ее состава и предпочтений, поэтому вам имеет смысл адаптироваться, пойти у нее на поводу — сделать журнал более разнообразным по тематике и менее консервативным в подаче материала.

Д.К.: Каково ваше мнение по поводу будущего печатных журналов?

Д.П.: Вопрос достойный. Вы в этом бизнесе уже давно, и у вас, без сомнения, есть собственный ответ. То есть вы проверяете, насколько я в теме? Но если серьезно, то, на мой взгляд, на этот вопрос есть несколько ответов и все они правильные: от «нет будущего» до «блестящее будущее».

С некоторых пор ( если точнее — более 10 лет тому назад) я перестал выписывать какие­либо печатные периодические издания. Бумажные книги я перестал покупать с появлением первого Sony Reader. Вместе с тем, помимо собственно работы, я каждый день потребляю море информации и обязательно читаю книги. Судя по тому, что можно видеть в метро, я не оригинален.

Если говорить о печатном журнале как о материальном объекте, то его будущее — в библиотеках и музеях, а если о «душе» журнала или «духе», то есть о его информационной сущности, — то она будет жить вечно. Поскольку, с моей точки зрения, журнал — это некое информационное образование, периодически порождаемое совокупными актами творчества людей — коллектива редакции и авторов журнала. Собственно, в этом весь «цимес» журнала. Потребители контента — это как посетители ресторана. Если им понравился шеф­повар, то они будут захаживать часто, если же нет — увы. Безусловно, мода играет свою роль, но классный шеф­повар или главный редактор — это самое важное.

С моей точки зрения, переработанные мертвые деревья с нанесенными на них значками и картинками останутся в библиотеках и архивах. Безусловно, есть и будут библиофилы, но это нишевый рынок — такой же, как сейчас, например, продажа винила, когда для масс музыка — это iTunes и Интернет. Не стоит бояться — это произойдет не завтра, но к этому надо быть готовым.

Дмитрий Попов поднимает бокал за процветание журнала «САПР и графика»

Дмитрий Попов поднимает бокал за процветание журнала «САПР и графика»

Д.К.: Как и в каком направлении, по вашему мнению, будет развиваться отечественный рынок САПР?

Д.П.: Мы сейчас живем в интересное время. (Смеется.) Собственно, в нашей стране всё время интересно, но речь идет о мире в целом. И основной императив момента — десакрализация информационных технологий. Так что ничего удивительного, если аббревиатура «САПР» займет свое место в одном семантическом ряду со словами «молоток», «фреза», «лебедка», «паяльник».

Мне повезло защитить диссертацию в Московском станкоинструментальном институте, а потом работать там в лаборатории гибких автоматизированных производств. Так вот, идеи, которые мы генерировали в то время, актуальны до сих пор. Из этого не следует, что мы были гениальны, просто САПР чудовищно консервативен. Поэтому не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать, что будет происходить с САПР в ближайшей перспективе. Ответ крайне прост: то же, что и сейчас, будут некоторые эволюционные изменения, о которых читатели «САПР и графики» узнают первыми из ваших публикаций. Есть только одна тенденция, которая сможет поменять всё, — это изменение парадигмы человеко­машинного интерфейса, но САПР, в силу своей консервативности, примет ее одним из последних, так что мы будем наблюдать, как этот гиппопотам будет медленно поворачиваться и пытаться бежать за антилопами и страусами мобильных и «облачных» технологий.

Что касается рынка САПР, то, с моей точки зрения, не стоит преувеличивать значимость его метаморфоз для общества. Рынок, базар, толкучка — всё это существует тысячи лет; меняются виды товаров, но суть остается прежней.

А если без философствования, но более романтично, то повторю вслед за Мартином Лютером Кингом: «I have a dream». В этой мечте я вижу российский ИТ­бизнес, а с ним и наш горячо любимый САПР как двигатель модернизации нашей промышленности.

В ближайшей перспективе произойдет усиление давления со стороны отечественных вендоров на международных монстров и постепенное увеличение доли отечественных решений. У нас действительно отличные команды разработчиков САПР, и тем, что делается сейчас в России, можно гордиться на самом деле, а не на Первом канале.

Д.К.: Вы сейчас работаете в компании «Нанософт» — что это за проект лично для вас?

Д.П.: Ответ на этот вопрос давно есть на сайте nanocad.ru. Там, в разделе «Команда», я написал в 2008 году: «“Нанософт” для меня — это возможность сделать то, что давно хотелось, но по какой­то причине всё время откладывалось на завтра. Это как покататься летом на горных лыжах». За это время, к счастью, мое отношение к «Нанософт» не изменилось. В каком­то смысле это возвращение к истокам, ведь я к.т.н. по САПР с 1985 года, а «Нанософт» в первую очередь — это разработчик новой платформы САПР — nanoCAD. Не буду скромничать: nanoCAD сегодня (а то ли еще будет завтра!) лучшая по совокупности качеств платформа для разработки вертикальных приложений в мире, где доминирует САПР, использующий тот же формат файла, что и nanoCAD. Ну вы знаете, что я имею в виду...

Д.К.: Как, на ваш взгляд, повлиял мировой финансовый кризис на мировой и отечественный рынки САПР?

Д.П.: С годами понимаешь, что кризис — это на самом деле очень позитивный момент. Всем людям, и не только людям, но и любой самоорганизующейся системе, для резкого перехода в другое состояние необходимо совершить нечто неожиданное, пройти бифуркацию. Кризис — это, собственно, и есть бифуркация. Правда, существуют два исхода, но если всё заканчивается хорошо, то это очень полезно. Собственно, раз мы с вами рассуждаем о влиянии мирового кризиса на САПР, а не роемся в помойке, то в целом это влияние можно оценить как положительное, не так ли?

Любой кризис способствует очищению от лишнего, является начальной точкой нового развития. Для тех, кто выжил, разумеется... Все основные отечественные игроки — выжили, крупнейшие мировые — тоже. С этой точки зрения (с позиции выживших), кризис повлиял положительно. Более того, то, что мы сейчас наблюдаем в мире и в России в частности, меня откровенно радует. Происходит изменение отношения вендоров к своим продуктам и потребностям потенциальных пользователей, появляются новые виды САПР, изменяется позиционирование продуктов, в конце концов. Я специально говорю очень общо, без детализации, не хочу приземлять сказанное конкретикой. Кстати, растущий интерес к альтернативным, в том числе бесплатным продуктам САПР, тоже во многом следствие финансового кризиса.

Д.К.: Ваши пожелания читателям и поздравления журналу...

Д.П.: САПР, как я уже говорил, это самая консервативная область ИТ. Любой консерватизм удручающе серьезен. И скучен, в конце концов. Одни и те же компании, один и тот же продукт, нумеруемый по странной логике маркетологов по году выпуска + 1... Вам не надоело? Я желаю вашим читателям веселых изменений, забавных преобразований и ироничного отношения к себе, к тому, что они делают, и, конечно, — любви, любви к САПР и к вашему журналу!

Д.К.: Спасибо за интересную беседу!

Кто читает журнал

Основная читательская аудитория журнала — это главные инженеры, главные технологи, начальники проектных бюро и работники различных проектных подразделений. Также необходимо отметить, что журналом интересуется большое количество студентов, а с недавних пор — и учащихся старших классов.

Отдельно хотел бы сказать об аспирантах и докторантах — для меня сегодня это больная тема, поскольку ВАК РФ уже больше года не обновляет свою базу рекомендованных для печати изданий. И изменить ничего не удается, хотя я уже дошел до Министерства образования. Но чиновники от образования совершенно непробиваемы: мы этого не делаем, потому что нет приказа от начальства, а начальство занимается другими вопросами. Вероятно, на всё полезное в нашей стране нужно время: чем полезней — тем больше требуется времени.

Что касается возрастного состава читателей, то, думаю, он очень широк — с 14 до 50­60 лет, хотя, возможно, и больше.

Распределение по регионам тоже самое обширное. Это вся территория бывшего СССР и страны Европы, где в свое время учили русский язык. Хотя этими регионами читательская аудитория не ограничивается — нас знают и в Японии, и в Северной Америке. Не могу не вспомнить один забавный случай. В 2002 году я был в командировке в Непале. Так вот, будучи на одном из производственных предприятий, я совершенно случайно увидел там на полочке журнал «САПР и графика». Оказалось, что его директор учился в Москве и выписывает наш журнал. Так что география наших читателей поражает своей широтой. На сайте www.sapr.ru можно найти более подробную информацию о распределении журнала по миру и регионам России.

Стоит ли ожидать радикальных изменений в журнале

Кардинальных изменений не предвидится. Я считаю, что чем проще, тем лучше. Зачем менять формат, если он удобен и оптимален для нас? Это не традиционный формат А4, а чуть меньше, чтобы журнал свободно входил в обычный конверт для отправки по почте.

Что касается содержания, то оно меняется, хотя, может быть, это незаметно на первый взгляд. Например, становится всё меньше чисто рекламных статей. В этом году появилась новая рубрика «Образование», в которой мы печатаем статьи аспирантов и докторантов. В последнее время читателей всё больше интересует, как был выполнен какой­либо проект, поэтому появляется много статей об успешном применении различных САПР для решения конкретных «живых» задач. Обратите внимание, что уже года два или три на обложке журнала не просто картинки, а результаты реальных, доведенных до промышленной эксплуатации проектов.

Объем журнала, к сожалению, зависит не от нашего желания. После сдачи очередного номера остаются более 50­60 интересных и полностью готовых к печати статей, которые мы не можем опубликовать в ближайшем номере по финансовым причинам. Тем не менее мы стараемся разместить такие статьи в ближайших номерах.

15 лет 15 лет 15 лет 15 лет 15 лет

Дорогие друзья, коллеги, партнеры!

От всего коллектива компании AVEVA поздравляем журнал с 15­летним юбилеем! Сердечные поздравления и наилучшие пожелания всем редакторам, журналистам и сотрудникам издания!

Немного найдется сегодня изданий, которые так же объективно, взвешенно и доходчиво доносили бы до читателей информацию по самым актуальным темам многоликой и разной САПР­индустрии. Мы искренне ценим наши сложившиеся партнерские отношения и уверены, что «САПР и графика» —один из лучших источников информации и новостей для всех САПР­специалистов. Желаем ярких событий и новостей, новых открытий и нескончаемой энергии!

Команда AVEVA

Общемировые тенденции в области САПР

В последнее время наблюдаются два основных тренда, которые привлекли внимание всех ведущих мировых производителей САПР, в том числе и отечественных. Во­первых, это «облака». «Облачные» технологии стремительно развиваются, о них много говорят, пытаются внедрить, у данной технологии довольно много преимуществ, и сейчас она стала очень модной. Что касается ее применения в России, то тут всё переворачивается с ног на голову и становится «безоблачным». Я считаю, что наша страна пока не готова к массовому внедрению таких технологий. Я много езжу и знаю, какой у нас «высокоскоростной» Интернет где­нибудь в глубинке. Пока дождешься, когда загрузится страничка Google, можно выспаться — что тут говорить о модели в 400­500 Мбайт!

Другой немаловажный фактор, сдерживающий в России использование «облачных» технологий, — доставшаяся нам в наследство от СССР повышенная секретность. В первую очередь это касается оборонных предприятий. Никогда не забуду, как на проходной одного из крупных заводов меня полтора часа допрашивала бабушка­охранник, что такое DVD­диск, смотрела его на просвет, пытаясь что­то увидеть. В результате сломала его и опечатала то, что от него осталось.

Но не всё, конечно, так печально. Например, недавно я был на производстве одной крупной российской компании — сборщика компьютеров. Так вот, они выпустили специальные серверы для внутреннего пользования, то есть для создания локального «облака» внутри предприятия. Думаю, это позволит решить проблему с секретностью.

Второй тренд — айпадомания и появление сенсорных экранов. Я считаю, что эти технологии не подходят в нынешнем виде для машиностроительного сегмента в нашей области. Ну не получится спроектировать и выдать чертежи баллистической ракеты, подводной лодки или трактора, рисуя пальцами на планшете любого размера! А вот для архитектурного проектирования или геодезических работ эту технологию можно применять. Правда, и тут есть камень преткновения. На планшете нельзя вносить изменения в чертеж. Можно только оставлять пожелания и указания проектировщику, который сидит за стандартной рабочей станцией и вносит их.

Как мы оцениваем динамику развития отечественной отрасли САПР

Динамика положительная. Если бы не мировой кризис, который, к слову, случился в основном в головах, то она была бы еще лучше. Многие компании сократили финансирование ряда перспективных направлений. В результате рынок немного просел, но ситуация постепенно выправляется, и я думаю, что всё будет хорошо. Ведь и зарубежные и отечественные компании рапортовали в конце 2011 года, что достигли докризисных результатов.

Что касается выхода отечественных компаний на мировой рынок, то и тут есть заметные подвижки. АСКОН, например, уже открыл офис в Германии, ряд отечественных компаний на протяжении нескольких лет участвует в различных крупных выставках по всему миру. Уже появились заказчики и клиенты. Всё развивается, и я думаю, что шансы выхода отечественных предприятий на мировой рынок существенно возрастут, когда Россия вступит в ВТО.

Как мы оцениваем динамику развития отечественной отрасли САПР

Вместо выводов

В 2003 году в декабрьском номере журнала я попытался сделать анализ рынка САПР в России, который многие компании до сих пор используют в своих презентациях. В конце той статьи была такая фраза: «В заключение хотелось бы еще раз с сожалением отметить, что большинство отечественных компаний сегодня придерживается закрытой финансовой политики, и это не позволяет нам сделать серьезный анализ отечественного рынка САПР. Но мы надеемся, что общими усилиями мы продвинемся и в этом направлении и через десяток лет будем отчетливо представлять ситуацию на отечественном рынке, который очень быстро развивается».

В декабре этого года исполнится девять лет с тех пор, как была написана та статья. Однако никакой аналитики так нигде и не появилось. У меня есть некоторые материалы, которые можно было бы напечатать в журнале. Но рынок САПР в России развивается настолько стремительно, что я не уверен в необходимости подобной публикации. Лучше я поделюсь информацией, касающейся рекламы в журнале «САПР и графика». Как известно, реклама — двигатель прогресса, поэтому я думаю, что всем — и читателям, и авторам, и рекламодателям нашего журнала — будет интересно ознакомиться с диаграммой, которая показывает, как менялись за прошедшие 15 лет объемы размещаемой в журнале рекламы. Ведь этот показатель находится в прямой зависимости от уровня развития рынка САПР. Выводы, я думаю, каждый может сделать самостоятельно.

Мне же остается только еще раз поблагодарить всех руководителей компаний, работающих на рынке САПР, которые нашли время и написали очень теплые поздравления и пожелания нашему журналу! 

САПР и графика 7`2012