5 - 2013

По западным стандартам

Уважаемые читатели, предлагаем вашему вниманию опубликованное в журнале «PLM Эксперт. Инновации в промышленности» (№ 1, апрель 2013) интервью с президентом группы компаний WEST-RU Владимиром Тихомировым, в котором он рассказывает о том, что лежит в основе успеха российской инжиниринговой компании на международном рынке.

— Владимир, сегодня, когда группа компаний WEST­RU получила признание европейского рынка инжиниринговых услуг в домене подготовки сварочного и штампового производства для автомобильной промышленности (а в числе ваших заказчиков — крупнейшие мировые автомобильные корпорации), давайте вспомним, как всё начиналось. Расскажите, пожалуйста, как возникла идея бизнеса, какие этапы он прошел в своем развитии?

Владимир Тихомиров, президент группы компаний WEST-RU

Владимир Тихомиров, президент группы компаний WEST-RU

Идея бизнеса WEST­RU возникла в конце 1990­х годов. В те годы в российском автопроме складывалась предкризисная ситуация — произошло резкое уменьшение количества новых автомобильных программ, сократились инвестиции в разработку новых автомобилей, наблюдалось снижение занятости работников, в первую очередь инженеров и конструкторов автомобильных заводов, отсутствие мотивации их труда и т.п. Вместе с тем, к тому времени у меня уже был накоплен опыт выстраивания эффективного взаимодействия с западными компаниями. Тогда я работал в компании Tecnomatix и тесно взаимодействовал с нашим самым успешным немецким офисом, что дало мне возможность установить связи в среде немецких инжиниринговых компаний, ориентированных на подготовку сварочного производства кузовов автомобилей (Body­in­White/BIW). Именно в этой области продукты Tecnomatix применялись наиболее интенсивно. Кроме того, я имел обширные контакты с инженерами заказчиков компании Tecnomatix в России, в частности с представителями заводов «ГАЗ» в Нижнем Новгороде и «АвтоВАЗ» в Тольятти.

Вот тут­то и возникла идея использовать богатый кадровый инженерный потенциал российского автопрома для его работы на западном, в основном немецком, рынке инжиниринговых услуг. Но прежде необходимо было «вестернизировать» труд российских инженеров, то есть адаптировать его под потребности западного рынка.

Совместно с немецким партнером в 2001 году мы начали бизнес с обучения стартовой группы российских инженеров работе по западным стандартам и процедурам Body­in­White. Первый офис был открыт в Нижнем Новгороде, а чуть позже, в 2003­м, бизнес был реплицирован в г.Тольятти. Одно за другим, в период с 2001­го по 2005 годы, были сформированы сварочное подразделение, подразделение по проектированию конвейерных систем и металлоконструкций, подразделение штампов. Все они были ориентированы на работы на западноевропейском рынке инжиниринговых услуг.

Второй этап развития нашего бизнеса приходится на начало «вестернизации» российского автомобильного рынка. Примерно в 2006 году на российский рынок вышло сразу несколько западных и азиатских автопроизводителей (OEM — Original Equipment Manufacturer), в числе которых Ford, Renault, VW, Skoda, GM, PSA Peugeot­Citroen, Mitsubishi, Toyota, Nissan, Hyundai, KIA и их поставщики компонентов 1­го уровня: Magna, Benteler, Faurecia и др. Эти автопроизводители и поставщики 1­го уровня нуждаются в оперативной локальной поддержке их действующего производства, его модернизации и адаптации к российским условиям, обязательно выполняемым по их стандартам и процедурам.

В 2006 году состоялись наши первые контакты с заводом «Renault — АВТОФРАМОС» в Москве, после чего мы получили первый заказ на модернизацию сварочной оснастки действующего производства автомобиля Logan. Так внутри нашей группы компаний появилось самостоятельное производственное направление, которое ориентировано на российский рынок и успешно развивается на нем, имея к настоящему времени в числе своих заказчиков заводы «Renault­АВТОФРАМОС» (Москва), VW (Калуга), Ford (Елабуга), PSA Peugeot­Citroen и Mitsubishi (Калуга), Magna (C.­Петербург), ГАЗ (Нижний Новгород) и ряд других предприятий. В 2012 году нами запущена в эксплуатацию линия доварки кузовов автомобилей Logan, Sandero, Megan, Fluence и Duster на заводе «Renault­АВТОФРАМОС» в Москве. Это первая в истории постсоветского автопрома сварочная линия, заказ на которую западный автопроизводитель отдал «под ключ» российской компании.

Следующий этап развития можно отсчитывать от 2010 года, когда мы почувствовали себя достаточно «взрослыми» и «большими» для полностью самостоятельной работы как на российском, так и на европейском (в основном немецком) рынках. Именно тогда был проведен ребрендинг компании, и появилось название WEST­RU. В 2012 году мы открыли собственную компанию WEST­RU Engineering GmbH с офисом в городе Фулда, осуществляющую функции продаж наших инжиниринговых услуг на европейском рынке, управления и координации проектов.

— Вы отметили, что для выхода на международный рынок труд российских инженеров в первую очередь было необходимо «вестернизировать». Что вы подразумеваете под «вестернизацией»?

Под «вестернизацией» мы прежде всего понимаем приемы и методы проектирования оборудования и оснастки для производства кузовов автомобилей, разработанные и применяемые в западной, в первую очередь немецкой, автопромышленности. Следует отметить, что приемы и методы различаются даже в границах одного отдельно взятого немецкого рынка. Например, то, как проектирует сварочное оборудование и оснастку концерн Volkswagen, отличается от того, как это делают концерны Daimler и BMW, и наоборот. Поэтому, чтобы спроектировать оборудование и оснастку, которые будут пользоваться спросом и в конечном счете попадут в производственные цеха конечного потребителя — глобального автомобильного концерна, — необходимо прежде «впитать» весь тот богатейший практический опыт, который разрабатывался концерном и его поставщиками на протяжении десятилетий. Это можно сделать только в ходе практической работы над проектами под руководством опытного зарубежного (в нашем случае немецкого) партнера, заинтересованного в передаче такого опыта своим российским коллегам. Именно это нам и удалось реализовать.

Проработка (планинг) поста точечной сварки (иллюстрации предоставлены WEST-RU)

Проработка (планинг) поста точечной сварки (иллюстрации предоставлены WEST-RU)

В качестве примера «вестернизации» можно привести существенное отличие методов проектирования сварочного оборудования и оснастки для производства кузовов автомобилей для немецкого рынка в конце 1990­х —
начале 2000­х годов. Здесь широкое применение получили программные продукты для моделирования и верификации технологических процессов и офлайн­программирования роботов. Доминирующее положение в этом сегменте рынка и тогда и сейчас занимали продукты компании Tecnomatix, в числе которых наиболее применяемым является пакет Robcad. Он предназначен для моделирования процессов ручной и автоматической (роботизированной) контактной точечной сварки кузова автомобиля (наиболее массовый метод соединения деталей в автомобильном кузовостроении) и офлайн­программирования роботов (то есть  программирования роботов на компьютере, в отличие от онлайн­программирования роботов с помощью собственного пульта управления непосредственно на линии в цехе).

Robcad позволяет сократить до минимума количество проблем, возникающих на стадии монтажа и запуска линии в цехе, за счет проверки на компьютере достижимости роботом точек сварки и столкновений робота и сварочных клещей с оборудованием, оснасткой и деталями, а также достаточно точным расчетом времени цикла. Это позволяет сократить время отладки линии и вывода ее на проектную мощность в цехе и удешевляет процесс в целом за счет переноса большей части работ из производственного помещения в офисное.

— Кто ваши основные заказчики? Почему западные компании выбирают сотрудничество именно с вашей компанией? В чем уникальность и конкурентное преимущество предложения WEST­RU?

В настоящее время на европейском рынке основными заказчиками WEST­RU являются инженерные компании (Engineering Houses, EH) и станкостроительные фирмы — производители сварочных линий и штампов для автомобильной промышленности (Linebuilders, LB). К числу EH – заказчиков WEST­RU к настоящему времени относятся около 80% ведущих немецких инжиниринговых компаний, среди которых EBZ Engineering (Равенсбург, Штутгарт (Германия)), EDAG Production Solutions (Фулда, Айзенах, Кёльн (Германия)); Млада Болеслав (Чешская Республика), HLS (Аугсбург (Германия)), Schulz Engineering (Равенсбург, Теттнанг, Виттен  (Германия)), IBS (Карлсруэ (Германия)), CADCON (Герстхофен (Германия)), ESCAD (Пфуллендорф (Германия)) и ряд других компаний. К числу LB — заказчиков WEST­RU относятся фирмы EBZ SysTec (Равенсбург (Германия)), FFT (Фулда (Германия)), Thyssen Krupp System Engineering (Локвайлер  (Германия)), TMS (Линц (Австрия)), Оломоуц (Чешская Республика)). Из западных автопроизводителей на территории Европы мы работаем с концерном PSA Peugeot­Citroen. Наши заказчики на российском рынке были названы выше.

Как обычно, уникальность нашего предложения на западном рынке инжиниринговых услуг заключается в соотношении «цена/качество» наших услуг. Именно оно позволяет нам развиваться, расти и постоянно расширять круг наших заказчиков. Мы опираемся, с одной стороны, на мощную базу и традиции русской инженерной школы, а с другой — на «вестернизированные» процедуры и процессы, которым мы обучились за десятилетний период существования нашей компании и которые постоянно совершенствуем и развиваем.

— Вами накоплен огромный опыт работы с глобальными компаниями. Есть ли различия в потребностях западных и российских заказчиков? Чем обусловлены эти различия? 

Да, различия в потребностях западных и российских заказчиков есть. На российском рынке в первую очередь заказчикам нужны решения «под ключ», так называемые turnkey solutions. Это связано с тем, что российский рынок пока еще не диверсифицирован. Российские OEM­заказчики требуют от поставщика полный комплекс услуг: планинг — проектирование — изготовление — монтаж — запуск — программирование и обслуживание оборудования и оснастки. Это помогает им, не увеличивая затраты на собственное производство оборудования и оснастки, следовать принципам «бережливого производства» (lean manufacturing) на территории РФ.

Среда моделирования процессов и планинга в Process Designers/Process Simulate стала индустриальным стандартом для ряда автопроизводителей

Среда моделирования процессов и планинга в Process Designers/Process Simulate стала индустриальным стандартом для ряда автопроизводителей

Западный же рынок диверсифицирован, каждое предприятие имеет отдельную специализацию. Как правило, те, кто производит оборудование и оснастку, сами ее не проектируют, а те, кто проектирует, — не производит. Поэтому на западном рынке мы предлагаем именно инжиниринговые услуги, то есть услуги по проектированию оборудования и оснастки. Производят же ее другие компании, расположенные как в Европе, так и в Юго­Восточной Азии (например, в Китае).

— Как происходит выбор ИТ­среды для реализации проекта при работе с международными и российскими заказчиками?

На западном рынке выбор ИT­среды для проектирования на 100% диктуется OEM­заказчиком и спускается «вниз» по всей цепочке поставщиков. К примеру, согласно принятому и публично анонсированному решению концерна Daimler AG, проектирование и моделирование новых автомобилей во всей логистической цепочке будет производиться в программных продуктах Siemens PLM Software.

На российском же рынке в ряде случаев еще имеется некоторая свобода выбора ИT­инструмента для проектирования и моделирования. Когда есть свобода выбора ПО для выполнения проектов, мы выбираем среду Robcad и Process Simulate для моделирования процессов и NX — для проектирования конвейерных систем и металлоконструкций, потому что они наиболее распространены в нашем индустриальном домене, а также потому, что мы обладаем огромным опытом их применения.

К примеру, в Body­in­White широко используются программные продукты Siemens PLM Software для моделирования процессов и офлайн­программирования роботов. Речь идет о программных продуктах Robcad, Process Designer/Process Simulate. Robcad — это продукт с более чем 30­летней историей, который до сих пор работает в реальных проектах!  Это, я считаю, уникальный случай в ИT­индустрии. Ему на смену Siemens PLM Software предложил более совершенную и более современную среду моделирования процессов и планинга Process Designer/Process Simulate, которую ряд заказчиков уже сделали своим индустриальным стандартом. Думается, что за этими продуктами будущее.

— Почему вы считаете, что за программными продуктами Process Designer/Process Simulate  будущее? В чем их преимущество?

Примерно с 2010 года главным трендом в развитии программных продуктов и систем для моделирования процессов и офлайн­программирования роботов является интеграция на единой платформе как участников процесса подготовки сварочного производства кузова нового автомобиля по всей цепочке поставщиков (OEM­LB — EH), так и всех составляющих этого процесса (планирование — проектирование — моделирование — программирование).

Интеграция на единой платформе позволяет «уплотнить» процесс, до минимума сократив сроки подготовки производства, а также исключить ошибки и деформации при передаче информации от участника к участнику и от этапа к этапу. Siemens PLM Software предложила такую платформу в виде продуктов Process Designer/Process Simulate, объединенных единой базой данных и единой программной архитектурой и различающихся только набором функций, необходимых на разных этапах процесса подготовки сварочного производства кузова автомобиля: Process Designer — планирование процесса; Process Simulate — моделирование процесса и программирование оборудования. Предложенная концепция тестировалась немецкими автомобильными концернами в течение нескольких лет, шлифовалась и дорабатывалась, и к настоящему моменту входит в повседневную практику работы в качестве индустриального стандарта.

— За достаточно короткий период WEST­RU добилась серьезных успехов на международном рынке. Поделитесь секретом, благодаря чему WEST­RU стала ведущей инжиниринговой компанией?

Главный капитал любой инженерной компании — это люди. Именно благодаря людям, которые у нас работают, WEST­RU смогла стать первой российской инжиниринговой компанией в домене подготовки сварочного и штампового производства для автомобильной промышленности, ориентированной на западный рынок. Поскольку в России нам не у кого было копировать методы и принципы работы, мы должны были их разрабатывать и внедрять самостоятельно. В числе ключевых факторов, которые привели нас к успеху, я бы назвал способность обучаться у западных партнеров, адаптироваться и меняться в соответствии с требованиями рынка, постоянное стремление к развитию как на корпоративном, так и на личностном уровнях. Безусловно, современные технологии и PLM­решения играют решающую роль в жизни нашей компании. Не используя их, мы просто не могли бы работать на европейском рынке инжиниринговых услуг.

— Каким будет следующий этап в развитии бизнеса?

Наша стратегическая задача на западном рынке — добиться статуса OEM­поставщика и работать напрямую с концернами VW­Audi­Skoda, BMW, Daimler. Чтобы достичь этой цели, нам необходимо вырасти как количественно, так и качественно, развить и укрепить нашу немецкую организацию.

Стратегической задачей на российском рынке мы считаем развитие собственной производственной базы, полностью соответствующей западным стандартам организации и качества производственного процесса. Это позволит нам поставлять решения «под ключ» для наших заказчиков на российском рынке с конкурентными параметрами цены и качества и в контролируемые сроки. 

САПР и графика 5`2013