11 - 2013

«Мы потратили 500 млн долл. на приобретение компаний и технологий для инженерных расчетов...»

Дмитрий Красковский

Во время прошедшего 2-3 октября 2013 года крупнейшего в России ежегодного мероприятия в области проектирования, анимации и графики — Autodesk University Russia 2013 — мне удалось побеседовать с Крисом Брэдшо, старшим вице-президентом компании Autodesk. Несмотря на огромную загрузку г-н Брэдшо согласился ответить на несколько вопросов журнала «САПР и графика».

Дмитрий Красковский: Какова цель вашего визита в Россию?

Крис Брэдшо: Конечно же, во­первых, чтобы посетить это мероприятие — Autodesk University. Есть также планы встретиться с некоторыми важными клиентами, а кроме того, запланированы встречи с руководителями ряда учебных заведений, поскольку в Autodesk я отвечаю и за образовательную программу.

Д.К.: Если возможно, скажите, пожалуйста, в каком процентном соотношении делятся различные направления бизнеса Autodesk?

К.Б.: Очень трудно привести подобные четкие цифры, потому что многие отрасли промышленности пересекаются. Например, если мы говорим о структурном проектировании, то оно распространяется как на производство, так и на строительный бизнес. Однако приблизительно можно сказать, что архитектура и строительство занимают 40­45% всего нашего бизнеса; промышленное производство тоже примерно 40­45%. Остальные порядка 10% нашего бизнеса — это графика и анимация.

Д.К.: В России эти цифры примерно совпадают с мировыми?

К.Б.: Примерно да. Здесь самый объемный сегмент рынка — это архитектура и строительство; потом промышленное производство, потом графика и анимация.

Д.К.: У компании Autodesk есть CAE­системы?

К.Б.: Да, конечно — мы рассматриваем их в рамках сегмента «промышленное производство». В частности, это линейка продуктов Simulation, которые предназначены для оптимизации и проверки проектов перед их практической реализацией. Интеграция в рабочий процесс механических, структурных, жидкостных и тепловых расчетов, а также моделирования литья под давлением позволяет повысить качество, сократить затраты и быстрее выводить продукцию на рынок. Помимо этого у нас есть инструменты, позволяющие проводить анализ энергопотребления, — так называемые Green House Analysis.

Крис Брэдшо занимает должность директора по маркетингу и старшего вице­президента Autodesk по вопросам репутации, потребительских рынков, образовательных программ, направлению «Графика и анимация». Он возглавляет департамент, который отвечает за вопросы укрепления авторитета компании и за новые направления бизнеса Autodesk.

Крис Брэдшо,

Крис Брэдшо, старший вице-президент Autodesk

Господин Брэдшо занимал несколько ключевых постов Autodesk, в том числе должность директора по маркетингу. Он работал над стратегией развития нескольких отраслевых подразделений Autodesk, руководил выводом на рынок ряда версий программного обеспечения AutoCAD и AutoCAD LT, которые стали лидерами индустрии. За годы работы в компании Крис Брэдшо внес вклад в развитие бизнеса компании в области решений для инфраструктуры, архитектурно­строительных и инженерных решений, а также продвижение сервиса централизованного обмена данными Buzzsaw. Во время работы Криса на этой должности годовой доход от продаж решений компании Autodesk по гражданскому инжинирингу и ГИС вырос более чем на 200 млн долл.

До прихода в Autodesk г­н Брэдшо руководил подразделением Воздушных сил США по программному обеспечению для координации полетов. Там он, в частности, занимался вопросами разработки, тестирования, интеграции бортовых компьютерных систем в рамках двух национальных аэрокосмических проектов.

Крис Брэдшо был членом Совета директоров Открытого ГИС­консорциума (Open Geospatial Consortium), организации по разработке международных стандартов для геолокационных услуг. Крис Брэдшо имеет степень бакалавра по электротехнической инженерии от университета Корнелл (Cornell University) и MBA (степень магистра в бизнес­администрировании) от Дюкского университета (Duke University).

 

Д.К.: Насколько я помню, у Autodesk раньше не было подобных продуктов. В последнее время многие крупные компании, в том числе Autodesk, «грешат» тем, что при возникновении потребности в каком­либо продукте они покупают компанию, обладающую подобным продуктом, и интегрируют ее в свою структуру.

К.Б.: Да, это правда.

Д.К.: В связи с этим вопрос: сколько в прошлом году произошло поглощений?

К.Б.: Около двадцати, я не могу назвать точную цифру. За последние пять лет мы потратили 500 млн долл. только на приобретение компаний и технологий, связанных с инженерными расчетами.

Д.К.: С некоторыми компаниями, которые не получается купить, Autodesk очень сильно дружит, например с компанией HP. Я заметил, что на всех мероприятиях Autodesk или HP эти компании всегда идут в связке. Почему именно HP?

К.Б.: Многие наши клиенты используют рабочие станции HP. Нужно сказать, что компания HP является нашим партнером и ей нравится сотрудничать с нами, потому что некоторые наши продвинутые пользователи имеют очень высокие технические требования, а следовательно, им необходимо более качественное оборудование, которое может предложить НР. Помимо этого наше сотрудничество предполагает также печать крупных форматов, и компания HP предоставляет нам подобные инструменты.

Д.К.: Какое место занимает Россия или, допустим, СНГ в бизнесе Autodesk по отношению ко всем странам, где работает Autodesk?

К.Б.: На самом деле мы не публикуем точные данные, касающиеся этой информации, однако я могу сказать, что СНГ является стратегической географической территорией для Autodesk уже в течение 20 лет. Всё это началось довольно давно, еще во времена СССР.

Д.К.: Помнится, в 1997 году, когда главой представительства Autodesk в России был г­н Наджиб Хан, для Autodesk очень болезненными были вопросы пиратства. Как сейчас с этим обстоит дело в мире и в частности в России?

К.Б.: Может, ситуация стала чуть лучше с тех пор, как Наджиб Хан был главой представительства, — как в России, так и в мире. Мы считаем, что на каждую легальную копию приходится в пять раз больше пользователей. На самом деле пиратство распространено повсюду — нет ни одной страны, где бы не существовала эта проблема. Конечно, что касается каких­то крупных компаний или предприятий, а также правительственных организаций, то они стараются приобретать легальное программное обеспечение. Но вероятность того, что огромное количество небольших компаний воспользуется пиратской версией, предельно высока. Если правительство не будет принимать меры борьбы с пиратством, никакая компания сама с этим не справится.

Д.К.: Как правило, весной у Autodesk выходят новые версии продуктов. Не могли бы вы сказать, что нового появится в следующем году?

К.Б.: Да, вы правы, раньше мы всегда новые продукты выпускали весной, но сейчас мы стали выпускать новинки планомерно: и весной, и летом, и осенью, и зимой. Такой принцип больше устраивает наших клиентов, которым гораздо легче изучать и внедрять эти продукты постепенно. То же самое справедливо для облачных услуг, для всех продуктов линейки 360. То есть мы сейчас запускаем новые продукты и технологии на протяжении всего года, чтобы помочь нашим клиентам внедрять изменения постепенно, шаг за шагом.

Говоря о направлениях развития наших технологий, отмечу следующее: мы очень много лет занимались разработкой продуктов для создания чертежей, например AutoCAD, затем перешли к трехмерному проектированию и моделированию. В последнее время очень много внимания мы уделяем продуктам для инженерного анализа, управления жизненным циклом продукта/предприятия, а также представляем новые технологии для концептуального дизайна, применяемые на начальной стадии проектирования.

По сути, сегодня мы обеспечиваем возможность для всех отраслей придумывать, конструировать и создавать различные объекты, поддерживая рабочий процесс на всех стадиях. Это позволяет нам связывать различные дисциплины и функции с тем, чтобы эффективно организовать процесс совместной работы и обеспечить взаимосвязи по всем областям технологий и между отраслевыми направлениями (в частности, при строительстве заводов мы объединяем опыт в машиностроении и архитектуре).

Д.К.: В позапрошлом году Autodesk, как, впрочем, и все компании, «заболел», как я это называю, «айпадоманией». Как сейчас с этим обстоят дела? Уже «переболели» или продолжаете развивать данное направление?

К.Б.: За 30 лет существования Autodesk мы поставили на рынок 12 млн единиц профессионального программного обеспечения. Для сравнения: за три года существования AutoCAD WS и других новых технологий, связанных с мобильными устройствами и облаками, — 13 млн. Они нравятся нашим клиентам. Мы идем в ногу со временем и продолжаем расширять спектр услуг, потому что любим наших клиентов.

Например, на обложке вашего журнала помещено изображение некой модели трубопровода. Ценность такой модели в том, что представлена целостная модель, которая интересна не только для конструкторских бюро, но и для других отделов, например службы эксплуатации или отдела закупок. Им нужны не данные из Inventor или AutoCAD, а что­то, позволяющее наглядно увидеть все, что необходимо для работы, и это отнюдь не инженерная информация. Количество инженеров, которые работают в такой компании, окажется гораздо меньше по сравнению с остальными сотрудниками, которые занимаются эксплуатацией систем, закупками, планированием и т.д. Поэтому мы сосредоточиваем наши усилия как на одних продуктах, так и на других.

Д.К.: Но если вы получили на планшет такую картинку, вы ведь не сможете какую­то трубу, например, передвинуть?

К.Б.: На самом деле пользователям мобильных технологий не обязательно нужно проектировать что­то на этом устройстве, возможно, они просто хотят нажать на изображение этой трубы и понять, какая запчасть там используется, какой у нее номер, когда последний раз осуществлялось техническое обслуживание, когда последний раз это было покрашено или в каком году установлено. Ведь очень часто бывает так, что команда инженеров и служба эксплуатации имеют собственные абсолютно не связанные между собой данные, и это очень печально.

Д.К.: Традиционный вопрос нашего журнала — что бы вы хотели пожелать российским пользователям?

К.Б.: Я желаю вашим читателям и нашим пользователям, чтобы проектирование и конструирование всегда проходило интересно и доставляло удовольствие. В прошлом очень часто инструменты для проектирования ограничивали работу проектировщиков и конструкторов. Теперь они могут изменить свой стиль работы: надо, чтобы компьютеры делали максимум работы за инженера, у которого оставалось бы больше времени на обдумывание каких­то вещей концептуального характера. Благодаря этому, я уверен, у инженера появится время генерировать какие­то новые идеи, находить различные возможности и различные варианты того, как можно осуществить задуманное. И я надеюсь, что наши технологии, наше программное обеспечение помогают нашим пользователям, а не налагают какие­то ограничения.

САПР и графика 11`2013