12 - 2013

Если я увижу красивое судно — мое сердце будет радоваться!

Дмитрий Красковский

По сложившейся многолетней традиции журнал «САПР и графика» является информационным спонсором 3DEXPERIENCE Customer Forum, который уже девять лет собирает специалистов из различных областей проектирования. Неудивительно, что для встречи со своими пользователями приезжают высокие гости, руководители различных направлений компании Dassault Systèmes (3DS).
Моему отцу, Красковскому Геннадию Алекандровичу, с 1962 года и до настоящего времени работающему на кораблестроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре, всегда были интересны всевозможные новинки и тенденции в области судостроения. Он давно просил меня побеседовать со специалистом в данной области. И наконец, в этом году мне повезло — на форум приехал г-н Алан Уар (Alain Houard), вице-президент по приложениям для судостроения и морского строительства компании Dassault Systèmes. Мы договорились о встрече и не заметили, как вместо запланированных на интервью 30 минут проговорили больше часа. Предлагаю вашему вниманию выдержки из нашей беседы.

Дмитрий Красковский: Алан, какие, на ваш взгляд, самые значимые и интересные проекты в судостроении были реализованы в этом году с помощью решений компании Dassault Systèmes?

Алан Уар: Самый большой и важный проект для нас начался в 2005 году, а завершен был совсем недавно — это судно военно­морских сил США DDG1000.

Спроектированный нами самый крупный в мире эсминец имеет очень интересную форму. Проект выполнялся с помощью программного обеспечения CATIA 5, управление данными осуществлялось с помощью ENOVIA, а визуализация, также в трехмерном режиме, в DELMIA. То есть вся проектировочная работа была реализована исключительно на нашем программном обеспечении.

Д.К.: А кроме эсминца еще что­нибудь было?

А.У.: Конечно. Еще один проект — это яхта «Галактик Стар». В Нидерландах есть компания HEESEN, с которой мы находимся в партнерских отношениях. Яхта длиной 70 м, точнее ее трехмерная модель, и вся алюминиевая структура корпуса выполнены с помощью CATIA. В этом году яхта уже принимала участие в соревнованиях в Монако и даже завоевала три приза.

Д.К.: Проектирование подобных проектов происходит целиком в CATIA, или используются еще какие­то продукты?

А.У.: Дизайн только в CATIA — по крайней мере для этих проектов. Но мы не ограничиваем заказчиков — предлагаем им полноценную платформу для совместной работы, а они, при желании, могут спокойно использовать другую платформу САПР.

Д.К.: Какую например?

А.У.: Например, в компании Hyundai используют PDMS для офшорных платформ. Один из крупных корейских судостроительных заводов STX Offshore & Shipbuilding работает со своим программным обеспечением, а управление данными у них происходит с помощью приложений 3DS. Вы наверняка знаете, что заказчики не всегда покупают ПО у одного поставщика. Поэтому нам приходится все интегрировать. В связи с этим специалисты по САПР обязательно должны знать, чем одно решение отличается от другого.

Чтобы наше ПО было лучше, чем у конкурентов, мы каждый год вкладываем большие денежные средства в два ключевых направления: автоматизацию и системность. На показанных ранее примерах проектирования мы строим структуру и выбираем тип судна. Далее ему автоматически придается форма, после чего требуется спроектировать переборки. Система сама знает, каким образом эти переборки сопрягать с днищем. Могу сказать, что в ПО наших конкурентов подобное способны делать лишь единицы, а у остальных каждую переборку приходится проектировать отдельно. Мы же повторно используем уже имеющиеся данные, а программное обеспечение 3DS в автоматическом режиме выполняет всю остальную работу. Вы можете взять какую­либо наработку и скопировать ее в другом месте одним нажатием кнопки, потому что в систему заложены определенные алгоритмы и правила, по которым всё это можно сочетать. Мы можем взять и переместить переборку — и все узлы, которыми она связана, тут же соответствующим образом изменятся. В результате все будет совместимо.

Алан Уар (Alain Houard), вице-президент по приложениям для судостроения и морского строительства, Dassault Systèmes

Алан Уар занимает должность вице­президента по индустрии судостроения и морского строительства и отвечает за стратегию и развитие бизнеса Dassault Systèmes в секторах, охватывающих военные суда, коммерческие суда, офшорную промышленность, яхты и вспомогательные суда, а также поставщиков решений для морской промышленности и специалистов морской и офшорной отрасли.

Инновационные и надежные концепции, идеальное качество, своевременная доставка, соответствие требованиям стандартов безопасности, экологически чистые морские суда и платформы, оптимизация деятельности — таковы основные задачи, которые приходится сегодня решать промышленности судостроения и морского строительства.

Подразделение г­на Уара занимается разработкой платформы Dassault Systèmes 3DEXPERIENCE, которая предлагает решения для формирования представления об экологически безопасных и инновационных приложениях, позволяющих удовлетворять потребности заказчиков и решать задачи, стоящие перед индустрией судостроения и морского строительства.

Подразделение г­на Уара анализирует рынок и потребности отрасли и формулирует основные требования к стратегическим программным приложениям, которые предстоит разработать сотрудникам 3DS для компаний судостроительной промышленности по всему миру. Он помогает компаниям решать специфические для отрасли задачи и ускорять внедрение инноваций. Кроме того, он отвечает за развитие экосистемы для данных отраслей, формирование профессиональных сообществ и привлечение новых заказчиков.

Г­н Уар присоединился к команде Dassault Systèmes в 1990 году, и впоследующем занимал различные должности:

  • до 2007 года работал директором по решениям для аэрокосмического, кораблестроительного и военного секторов в Северной Америке;
  • с 2007 по 2008 год занимал должность директора по продажам CATIA в странах Северной Америки;
  • в 2009 году был назначен вице­президентом по продажам CATIA в Европе;
  • с 2010 по 2011 год работал вице­президентом по решениям для кораблестроительной и энергетической отрасли.

Г­н Уар является выпускником Ecole Centrale de Paris (диплом в области аэронавтики и космической инженерии).

Г­н Уар имеет степень магистра в области систем управления базами данных Парижского университета.

 

Д.К.: Не разучит ли инженеров думать внедрение подобных инструментов?

А.У.: Вряд ли. На самом деле мы освобождаем инженеров только от процессов, касающихся чисто технических и информационно­технологических моментов, связанных с программным обеспечением.

Например, сейчас очень легко купить билет на самолет и забронировать гостиницу, не выходя из офиса или дома. Для этого существует определенная система, выполняющая различные запросы и поиск вариантов бронирования билетов, а также люди, которые работают в туристическом бюро. Конечный пользователь не должен знать обо всем этом, ему нужно думать о другом, например, о том, куда отправиться в путешествие, какие именно места посетить. Он, заказывая тур, не должен думать и тратить время на то, чтобы вникать в детали того, как именно происходит процесс организации его путешествия. Так же и мы хотим, чтобы инженер занимался творческой работой, чтобы он проектировал судно, чтобы у него в голове возникали новые идеи, касающиеся конструктивных особенностей этого судна, но чтобы он не думал, каким образом это реализовать, с помощью каких кнопок. Для него важно быстро реализовать свою идею на практике.

Д.К.: Учитывает ли ваше ПО требования по прочности?

А.У.: Наше ПО может воспринять любые требования, но их сначала нужно прописать — без этого вам система не скажет, что сталь должна иметь такую­то толщину. Это должен решать инженер, занимающийся проектом. Если такие требования будут прописаны, то, естественно, система все просчитает.

Д.К.: А как обстоят дела с технологией?

А.У.: Ну что же, производство — это сложный процесс: мы разрабатываем решение, а затем моделируем его для производства. Конечно, сегодня нельзя полностью исключить человека и его интеллект из этого процесса. Например, на каком­то производстве вам, допустим, нужно переместить блок, а у вас прописано требование, что краном можно поднять столько­то тонн, не больше. Для производства вы указываете, что у вас есть такой­то кран, для которого заложенный в проекте блок слишком велик, поэтому его надо определенным образом разделить. Для этого нужно сделать то­то. В результате получается цепочка действий. Затем небольшие компоненты этого блока изготавливаются для дальнейшей установки и связки цельного блока воедино, а далее из этих блоков уже собирается судно. Вот такая у нас получается структура. То же самое касается трубопровода, электрики и всего остального — мы предоставляем определенные возможности, тем не менее для правильного их применения человек должен всё обдумать и проанализировать.

Как видите, мы даем интересные средства, но человека заменить полностью не предлагаем — именно знания, опыт человека должны обеспечить правильное решение.

Д.К.: Возьмем названные проекты — эсминец или яхту: неужели на верфях, где их строили, не используют бумажные 2D­чертежи?

А.У.: Сейчас?

Д.К.: Да.

А.У.: Конечно используют. В аэрокосмической отрасли, естественно, ушли далеко вперед, в большинстве случаев там применяют трехмерные модели, а вот в кораблестроении только пробуют работать с трехмерными средами. В России, кстати, ситуация неплохая — я встречался с партнерами и они рассказывали, что у нас появились пилотные проекты, при работе над которыми проектно­конструкторское бюро передает на верфь трехмерную модель без чертежей. Как видите, трехмерные модели потихоньку распространяются и в нашей отрасли.

Насколько я понимаю, для судостроения еще в течение многих лет мы будем по­прежнему работать с двумерными чертежами. Единственное, что мы можем сделать, — это вдвое сократить сроки черчения. Даже за счет этого верфь сможет сэкономить тысячи часов рабочего времени.

Д.К.: А есть специальные приложения именно для судостроения у 3DS?

А.У.: Да, конечно.

Д.К.: Как они называются?

А.У.: ON TIME TO SEA — это решение, опирающееся на платформу 3DEXPERIENCE. Оно представляет собой интегрированный набор приложений по управлению программами с полной поддержкой судостроительной семантики. Благодаря использованию решения ON TIME TO SEA судостроители получают возможность работать во всеобъемлющей высокопроизводительной среде, способствующей укреплению сотрудничества, снижению временных затрат и повышению качества производства. Каждое приложение, входящее в его состав, выполняет определенные функции. Например, если вы хотите разработать новое судно, используется модуль SEA THE FUTURE («видеть море будущего»). Для проектирования корпуса судна — DESIGN FOR SEA («дизайн для моря»); если судно уже находится в море и вы хотите оптимизировать его производительность, используется модуль SMART SEA OPERATIONS («интеллектуальная эксплуатация судна»).

Мы очень серьезно, очень сфокусированно подходим к судостроению и эксплуатации судов. Чтобы создать эти программы, разработать их, мы используем научные подразделения 3DS, в которых сегодня трудится около 5 тыс. разработчиков, рассредоточенных по всему миру, Америке, Франции, Индии, Корее, — и все они сотрудничают, совместно разрабатывая программное обеспечение. Используя такой потенциал, я имею возможность заказывать те программы, которые мне нужны для развития моей отрасли — судостроения.

Д.К.: Кто придумывал названия продуктов?

А.У.: Я. Если вас что­то смущает в названии, вы можете сказать мне об этом. Мне всегда интересна обратная связь — что люди думают о моей работе.

Д.К.: Нет, конечно, просто названия очень необычные для ПО для САПР.

А.У.: Один мой коллега, похожий на меня, но работающий в авиастроении, назвал свой проект LICENСE TO FLY («лицензия на полет»). Этот проект позволяет спроектировать небольшой самолетик с гарантией, что этот самолетик полетит. Название LICENСE TO FLY появилось благодаря фильму про Джеймса Бонда — «Лицензия на убийство». Я говорю об этом к тому, что названия возникают всегда очень странно. Во­первых, название должно отражать отрасль, ее особенности, при этом каким­то образом привлекать внимание клиента. Мне, например, нравится слово SEA (море) — тут и видение проблем, связанных с кораблестроением, и море как таковое. Ведь недаром говорят — как вы лодку назовете, так она и поплывет.

Д.К.: Многие компании сейчас исповедуют следующий принцип: если у них нет какого­либо модуля, они ищут на рынке компанию, специализирующуюся на разработке данного направления, покупают ее и интегрируют в свое ПО. Компания 3DS поступает так же?

А.У.: Да, мы не исключение. Мы занимаемся всем — и внутренними разработками, и приобретением внешних компаний, и интеграцией с нашими партнерами. В состав DESIGN FOR SEA входит целый ряд программных продуктов, и при необходимости я могу сюда включить партнерский продукт — допустим для двумерного черчения. Это будет уже интегрированный продукт нашего партнера, так как 3DS не делало двумерного черчения.

Д.К.: Но вы же не купили эту компанию?

А.У.: Нет, не купили, и не сделали этого потому, что у них своя бизнес­модель, не такая, как у нас. Нам не нужно покупать всех, гораздо лучше приобрести много партнеров, чем купить пятерых и сидеть с ними.

Д.К.: Вы показываете, как у вас все красиво, все хорошо. А у ваших конкурентов есть что­либо подобное?

А.У.: Пока нет, но конкуренты тоже не сидят на месте, они работают над САПР, тем не менее, можно сказать, что они пока не вышли на наш уровень функционала. C приходом нового руководства мы изменили подход к разработке всей линейки продуктов, особенно отраслевых. Сейчас мы смотрим на разработки с точки зрения конечного пользователя — что ему нужно, то есть мы ходим к заказчикам, партнерам, даже к журналистам и аналитикам, беседуем с ними, спрашиваем, слушаем. Потом обдумываем то, что все они нам сказали, и принимаем конкретное решение: что нам нужно, чего у нас нет, чего они хотят. В результате мы немножко по­новому взглянули на свою стратегию — вот этот новый подход и есть так называемый 3DEXPERIENCE — трехмерный опыт.

Слово «опыт» по­русски мало что говорит, но подразумевается, что мы идем от опыта конечного пользователя.

Д.К.: Какова цель вашего визита в Россию? Посетить форум и рассказать о новых продуктах?

А.У.: Что касается форума, то я хочу поговорить с заказчиками в России, а также с людьми, которые заинтересовались возможностями 3DS в судостроении. Потому что если лично сюда не приехать, то люди зайдут в Интернет и найдут там много всего помимо наших продуктов. Поэтому я должен сам прийти и все рассказать и показать. Кроме того, огромный плюс моего посещения России — я многому учусь. Я встречаюсь с людьми, которые строят атомные ледоколы, у специалистов
ГАЗПРОМа хочу спросить, как они свои платформы проектируют и эксплуатируют.

Да и вообще — для 3DS по доходам в прошлом году Россия была страной номер один. Россия для нас очень важна.

Д.К.: По традиции хочу спросить, что бы вы пожелали нашим читателям?

А.У.: Я надеюсь, что читатели сделают так, что благодаря новым технологиям все больше и больше инновационных новаторских судов будут бороздить просторы океанов.

Д.К.: Благодаря продуктам 3DS?

А.У.: Мы хотели бы, чтобы именно 3DS, но, в принципе, я заинтересован в развитии судостроения в целом, в мире есть много хороших продуктов, которые используются для проектирования судов, и если я увижу красивое судно — мое сердце будет радоваться!

Д.К.: Огромное спасибо за интересную беседу.

САПР и графика 12`2013