6 - 2015

Из истории внедрения картофеля в Европе и России

Владимир Талапов

Мы продолжаем публиковать главы из новой книги Владимира Талапова «Основы BIM: суть и особенности внедрения информационного моделирования зданий». Сегодня мы предлагаем вниманию читателей параграф, посвященный истории внедрения в России картофеля, которая, как считает автор, имеет с внедрением BIM много общего. Главный вопрос: пойдет ли внедрение BIM в России по этому же пути?

В этом параграфе будет описана краткая, но полная драматизма история, которую, как мне кажется, многие неплохо знают. Это история появления у нас любимого всеми картофеля. Думается, что к BIM, как это ни странно, она имеет прямое отношение. Чтобы в этом убедиться, достаточно при чтении заменять слово «картофель» на аббревиатуру «BIM». Есть предположение, что таким способом может получиться (пока еще гипотетическая) история внедрения BIM в России, причем с похожими эмоциями и весьма близкой раскладкой по времени.

Итак, первые клубни картофеля были завезены в Европу в конце XVI века, а активно использовать в пищу этот овощ стали лишь во второй половине XVIII века. Казалось бы, такой ценный продукт, который великолепно знала вся Южная Америка, должен был быстро пробить себе дорогу на стол европейцев. Однако этого не произошло. Наоборот, население повсеместно встречало картофель с недоверием. Даже в неурожайные, голодные годы, которые нередко случались в Европе в ту пору, неприхотливый и урожайный картофель не смог приобрести популярности.

Доходило до того, что мудрые правители многих стран, видя в картофеле решение продовольственной проблемы, прибегали к принудительным, порой весьма жестким мерам по его распространению. Особенно в этом отношении отличались прусские кайзеры Фридрих­Вильгельм I и Фридрих Великий. Но это не помогало: народ не хотел есть эту «ядовитую иноземную ягоду».

Наконец, в 70­х годах XVIII века, в период очередного голодного кризиса, во Франции за дело взялся известный парижский агроном и фармацевт Антуан Огюст Пармантье, обладавший как минимум тремя серьезными достоинствами: умом, хитростью и знакомством с королем Людовиком XVI. Король, кстати, обладал практически такими же достоинствами, поэтому он сразу оценил «коварный план» Пармантье и поддержал делом начинания своего подданного.

Первым делом Пармантье получил от короля участок песчаной земли под Парижем, и эта «бесплодная» земля была засажена картофелем. Когда картофель зацвел, Пармантье собрал с него букетик цветов и преподнес его королю. Знать смеялась, но король «на полном серьезе» принял букетик и даже вдел его в петлицу камзола. А вскоре и королева появилась на большом празднике с картофельными цветами в волосах. Понятно, тут многим придворным стало не до смеха, и продажа синеньких букетиков пошла полным ходом.

Когда картофель достиг зрелости, Пармантье приказал сторожам оцепить поле и близко никого не подпускать. По некоторым данным, Людовик XVI даже выделил для этих целей королевскую гвардию. Расчет оказался верен: любопытные сразу протоптали к полю множество тропинок. Люди хотели увидеть таинственный плод, который столь тщательно охранялся. На виду у всех Пармантье днем выкапывал картофель, а на ночь снимал охрану за ненадобностью, «ведь в темноте картошку не видно». Естественно, что ночью многочисленные «гости» пытались разжиться «запретным» плодом, причем в больших количествах.

Урожай Пармантье собирал в присутствии самых знатных людей Франции. Затем он устроил для них обед, все кушанья которого были приготовлены из картофеля. Даже вино было из картофельной вытяжки. После того как аптекарь сам съел две тарелки картофеля, король на глазах у всех присутствующих лично отведал это блюдо. Конечно, всё это возымело действие, и картофель во Франции «пошел» (рис. 1).

Рис. 1. Антуан Огюст Пармантье, кавалер Ордена «Почетного легиона»; справа — памятник А.-О. Пармантье в его родном городе Мондидье

Рис. 1. Антуан Огюст Пармантье, кавалер Ордена «Почетного легиона»; справа — памятник А.-О. Пармантье в его родном городе Мондидье

В это же время население России в основном обходились репой. Хотя еще Петр I предпринимал первые попытки «ввести» в России картофель, которые тоже оказались безуспешными.

Почти в одно время с Пармантье картофелем в России вновь решила заняться Екатерина II, но она пошла «другим путем». В Москву из Германии было выписано 57 бочонков картофеля. По высочайшему повелению по всей империи были разосланы клубни картофеля и наставления по его разведению. Очень важно то, что за исполнением этого приказа был введен контроль, возложенный на местных губернаторов. Но затея и на этот раз провалилась — народ упорно не желал допускать на свой стол иноземный продукт. Даже образованнейшие люди того времени относились к картофелю с опасением. Главной же проблемой внедрения картофеля, думается, было то, что его просто не умели готовить.

В 1840 и 1842 годах, спустя почти 70 лет после успеха Пармантье, «высочайшим повелением» опять началось приказное внедрение картофеля в России. В указах Николая I предписывалось:

  • завести во всех казенных селениях общественные посевы картофеля для снабжения семенами крестьян;
  • издать наставления о возделывании, хранении и употреблении картофеля в пищу;
  • поощрять премиями и другими наградами хозяев, отличившихся в разведении картофеля.

Внедрение закончилось «картофельными бунтами», которые приходилось подавлять войскам. При этом, как и раньше, народ ел зеленые клубни или плоды, травился и брался за топоры, а защитники «старой веры» распускали слухи, что каждый, кто съест этот «дьявольский фрукт», будет подвержен греховным искушениям и попадет в ад.

Перелом наступил лишь тогда, когда по губерниям наконец­то было разослано 30 тысяч подробных инструкций, как выращивать картофель и что с ним потом можно делать. Так что лишь 1850 год можно считать примерной датой внедрения картофеля в России.

Сейчас нашу страну без картофеля представить просто невозможно, но, как видим, история его прихода в Россию была долгой, драматичной и, будем надеяться, поучительной.

Ну что, уважаемый читатель, заменяли при чтении слово «картофель» на аббревиатуру «BIM»? Понравилось? Тогда еще два вопроса:

  1. Какой аналог при такой замене напрашивается для слова «репа»?
  2. Почему нельзя было в России при внедрении картофеля сразу перенять удачный французский опыт? Зачем надо было идти «своим путем»?

Тема внедрения картофеля в разное время получила отражение во многих произведениях искусства (рис. 2). Интересно, получит ли потом такое же отражение тема внедрения в России BIM? 

Рис. 2. Винсент Ван Гог. Едоки картофеля (слева); Георгий Савицкий, книжная иллюстрация к хитроумному плану Пармантье

Рис. 2. Винсент Ван Гог. Едоки картофеля (слева); Георгий Савицкий, книжная иллюстрация к хитроумному плану Пармантье

САПР и графика 6`2015