11 - 2015

Российские проекты не уступают, а иногда и превосходят аналогичные зарубежные работы

Дмитрий Красковский

Интервью с победителем конкурса Be Inspired 2015 Алексеем Кружиновым, начальником отдела автоматизированных технологий проектирования ПАО «Гипротюменнефтегаз».

Дмитрий Красковский: Расскажите вкратце историю возникновения вашей компании. Сколько человек трудится у вас сейчас, какие проекты наиболее значимы для компании?

Алексей Кружинов, начальник отдела автоматизированных технологий проектирования ПАО «Гипротюменнефтегаз»

Алексей Кружинов, начальник отдела автоматизированных технологий проектирования ПАО «Гипротюменнефтегаз»

Алексей Кружинов: Институт «Гипротюменнефтегаз» был создан в 1964 году в целях комплексного освоения месторождений углеводородов Западной Сибири. За полувековой период институтом запроектировано более трехсот месторождений — как в Западной Сибири, так и в ряде других нефтегазоносных регионах нашей страны. Среди наиболее крупных можно выделить Самотлорское, Федоровское, Сугмутское, Лянторское, Приобское, Восточно­Таркосалинское, Ванкорское месторождения. В настоящее время в институте трудятся около 1000 человек — специалисты изыскательского, проектного и научного направлений. Благодаря этому институт выполняет комплексные проекты по обустройству месторождений, включающие такие стадии и виды работ, как технико­экономическое обоснование, инженерно­геодезические и геологические изыскания, проектирование сложных технологических площадок (ДНС, ЦПС, ПСП, УПСВ, УКПГ и т.д.), трубопроводов всех назначений, в том числе магистральных, линий электропередач и объектов электроснабжения, автомобильных дорог федерального и местного значения. Сегодня институт сотрудничает практически со всеми нефтегазовыми компаниями России, выполняя проекты не только в Западной Сибири, но и в Красноярском крае, Иркутской области, Краснодарском крае. Среди наиболее значимых можно выделить проекты по обустройству месторождений компании «Газпромнефть», таких как Новопортовское, Западно­Мессояхское и Восточно­Мессояхское; компании Газпром — Ковыктинское газоконденсатное месторождение, а также проектирование магистральных трубопроводов в Краснодарском крае и ряд других объектов.

Алексей Кружинов, начальник отдела автоматизированных технологий проектирования ПАО «Гипротюменнефтегаз»

Д.К.: Расскажите, пожалуйста, о вашем проекте.

А.К.: На конкурс Be Inspired 2015 нами был представлен проект «Проектирование Установки предварительного сброса воды — Север на Ванкорском месторождении». По этому проекту институтом была выполнена проектная и рабочая документация, в настоящее время ведется авторский надзор на этапе строительства. Кроме того, на площадке заказчика постоянно функционирует проектный офис, позволяющий оперативно решать возникающие вопросы.

В рамках проекта институтом проведены инженерные изыскания местности, создана цифровая модель рельефа. По всей территории выполнен отбор проб грунтов для анализа инженерной геологии района проектирования.

На основе полученных от заказчика исходных данных выполнен расчет основных технологических потоков. По результатам расчетов выбрано оборудование и разработана технологическая схема. Выполнены прочностные расчеты технологических трубопроводов, проведен анализ работы трубопроводов на статические и динамические нагрузки. Реализованы прочностные расчеты узлов подключения трубопроводов к оборудованию. На основе материалов изыскания и технологической схемы создан генеральный план объекта проектирования, выполнена раскладка инженерных коммуникаций.

Кроме того, осуществлено трехмерное проектирование объекта, состоящего из более чем 300 функциональных позиций генерального плана. Разработаны базы данных основного и вспомогательного оборудования, блоков, узлов и конструкций импортного и российского производства, а также база данных трубопроводов различного назначения, арматуры и технологических опор.

Так как УПСВ — Север Ванкорского месторождения находится в зоне вечномерзлых грунтов, то приходилось решать задачи криогенного характера. Так, были проведены тепловые расчеты, на основании которых были приняты решения о термостабилизации грунтов.

Другой важной задачей, решаемой при проектировании данного объекта, была координация работ с субподрядными организациями. Часть задач, такие как разработка системы термостабилизации, проектирование электрообогрева трубопроводов, разработка готовых блочных конструкций и ряд других, выполнялась на субподряде. Для координации работ со всеми субподрядными организациями в ПАО «Гипротюменнефтегаз» был создан внешний портал, на котором аккумулировалась документация от сторонних организаций, которая в режиме реального времени передавалась во внутреннюю систему проектного документооборота, что позволяло отслеживать ведение работ и в кратчайшие сроки реагировать на возникающие изменения.

Д.К.: Как вы относитесь к BIM и как пришли к пониманию того, что нужно использовать BIM­технологии?

А.К.: Под BIM мы прежде всего понимаем информационную модель объекта, содержащую не только его графическое представление, но и атрибутивные данные, в совокупности представляющие возможность решать прикладные задачи, такие как проектирование, строительство и эксплуатация объекта. Применение информационных моделей при проектировании определяется прежде всего спецификой объектов нефтегазовой отрасли. Так, при проектировании объектов обустройства нефтегазовых месторождений, таких как ДНС, ЦПС, УПСВ, УКПГ, КС, приходится работать с огромными объемами информации, увязывая между собой сотни различных инфраструктурных единиц и позиций. Безусловно, применение системы трехмерного проектирования позволяет значительно ускорить данный процесс, так как можно видеть «вживую» запроектированный объект, что позволяет более полно оценить правильность принятых технологических решений. Кроме того, проектная документация, получаемая непосредственно с трехмерной модели, является более точной за счет исключения ошибок объективного характера (обозначение высотных отметок, диаметров трубопроводов, взаимное расположение элементов). Применение такой технологии проектирования в ПАО «Гипротюменнефтегаз» обеспечивает создание не отдельных чертежей, а целостной модели проектируемого объекта, хранящей в себе взаимосвязи и атрибутивные данные компонентов. Это позволяет реализовать многовариантное, параллельное, сквозное проектирование с передачей технологических характеристик с одного этапа на последующие. Получаемая модель объекта обеспечивает возможность решения широкого спектра задач, связанных с проектированием. Помимо графической информации модель также насыщается информацией о технологических характеристиках объекта. Данная информация «живет» вместе с проектируемым объектом.

Д.К.: Существует ли какая­нибудь государственная поддержка?

А.К.: Так как наша компания — акционерное общество, входящее в состав группы ГМС, то в плане выполнения работ мы не имеем никакой государственной поддержки. Тем не менее сегодня мы видим заинтересованность государства в узаконивании использования BIM в проектировании и надеемся на дальнейшее положительное развитие данного направления.

Д.К.: Какие продукты применялись для работы над вашим проектом?

А.К.: Для разработки проекта «Проектирование Установки предварительного сброса воды — Север на Ванкорском месторождении» применялась система автоматизированного проектирования MicroStation компании Bentley Systems и ряд вертикальных решений на ее платформе. Применение различных модулей системы MicroStation позволяет создавать проектную документацию всех направлений (изыскательское, технологическое, строительное, электротехническое, дорожное и пр.) в одной информационной среде. Совместное использование с MicroStation большого количества созданных силами института программных комплексов позволяет решать проблемы локализации и адаптации «западной» технологии к российским стандартам.

На этапе обработки полевых изысканий использовался программный комплекс MicroStation и продукты TerraModeler и TerraSurvey компании TerraSolid. Растровые материалы обрабатывались в программе Descartes.

Технологическая схема разрабатывалась в PlantSpace P&ID. Для создания трехмерной модели применялся набор модулей из пакета PlantSpace Design Series. В настоящее время осуществляется переход на более современный программный продукт — OpenPlant. Для проектирования металлоконструкций использовался модуль Structural Modeler.

Д.К.: Насколько быстро были освоены продукты компании Bentley?

А.К.: Внедрение программных продуктов в нашей компании проводилось постепенно, начиная с 1998 года. На первом этапе был внед­рен программный комплекс MicroStation как базовая CAD­платформа — так называемый электронный кульман. Внедрение системы трехмерного проектирования началось в 2002 году. Здесь большую роль сыграла воля и поддержка руководства предприятия. Безу­словно, важным фактором в успешном внедрении данной системы была предварительная подготовка. Так, была создана специальная группа, которая занималась заполнением базы данных оборудования трехмерными элементами, и только после внесения достаточного количества оборудования система была запущена в проектных отделах. Был выбран проект, не пилотный, а действующий, и вся документация принималась в архив только при наличии трехмерной модели. Также нами были подготовлены курсы по работе с трехмерными моделями, и все проектировщики прошли обучение в учебном классе. Безусловно, на первом этапе без проблем не обошлось. Неполный набор оборудования в базе данных, несоответствие выходных документов нашим стандартам, изменение технологии взаимодействия проектных подразделений — эти и другие задачи решались специалистами отдела ИТ путем написания макросов, скриптов, утилит, внедрением соответствующих регламентов. Зато сегодня можно смело сказать, что технология трехмерного проектирования, основанная на программных продуктах компании Bentley, обеспечила качественно новый уровень выполнения проектных работ: сначала на виртуальной модели можно принять технические решения, а затем перейти к разработке документации, к оформлению проекта.

Технология трехмерного моделирования требует совершенно нового уровня взаимодействия между всеми участниками процесса. Все должны взаимодействовать друг с другом в режиме реального времени, постоянно обмениваясь информацией о принимаемых технических решениях. Именно этот аспект позволяет значительно сократить время выполнения работ, повысить качество решений за счет актуальности и оперативности предоставления данных.

Д.К.: Планируете ли вы принимать участие в конкурсе в следующем году?

А.К.: Безусловно. В этом году у нас ведется работа над несколькими очень интересными проектами. Один из них мы представим на конкурс в 2016 году.

Д.К.: Ваш проект в этом году занял 1­е место. Я вас от души поздравляю!

Что вы можете посоветовать конкурсантам будущего года, каких, на ваш взгляд, ошибок им нужно остерегаться?

А.К.: Спасибо. Большой вклад в победу в Be Inspired 2015 внес опыт участия в предыдущих конкурсах. Ну а будущим участникам хотелось бы пожелать не бояться участвовать в подобных мероприятиях. Российские проекты не уступают, а иногда и превосходят аналогичные зарубежные работы. Только необходимо уметь правильно их преподнести конкурсному жюри. Важно подчеркнуть не только то, что компания получила от выполнения данного проекта новый опыт, но и какие инновации данный проект внес в ту область, в которой он выполнялся.

Д.К.: Ваши пожелания читателям журнала «САПР и графика».

А.К.: Читателям журнала «САПР и графика» хотелось бы пожелать новых интересных проектов и их успешного внедрения. Ну и, безусловно, чтобы информация, полученная со страниц журнала, позволила еще более плодотворно решать возникающие задачи. 

САПР и графика 11`2015