7 - 2018

30 лет — полет нормальный!

Дмитрий Красковский

В июне один из наших старейших партнеров — компания «Базис-Центр» отметила важную дату: исполнилось 30 лет системе автоматизированного проектирования БАЗИС. Мы не смогли обойти стороной данное событие. Сегодня компании «Базис-Центр» принадлежит уникальная ниша на рынке САПР — автоматизация мебельного предприятия. Аналогов, да и конкурентов в этой области на нашем рынке совсем мало, и компания уже много лет занимает здесь лидирующие позиции. На наши вопросы любезно согласилась ответить Наталья Николаевна Бакулина, основатель и директор ООО «Базис-Центр».

Дмитрий Красковский: Наталья Николаевна, в этом году исполняется не только 30 лет системе БАЗИС, но и 20 лет первой публикации о ней в журнале «САПР и графика». Это был первый номер за 1998 год. Расскажите, как все начиналось.

Наталья Бакулина: Да, действительно, 20 лет назад мы опубликовали первую статью о нашем продукте в вашем журнале. Сама же система БАЗИС стала продаваться 30 лет назад. Недавно, вспоминая былое, мы нашли у себя в архивах пожелтевший уникальный документ времен, когда мы еще работали в Конструкторском бюро машиностроения (КБМ), — копию договора между КБМ и тульским заводом «Штамп» от 1 июня 1988 года о первой официальной продаже системы БАЗИС­Конструктор.

Д.К.: Каким было основное направление?

Н.Б.: САПР.

Д.К.: Просто САПР?

Н.Б.: Да, просто САПР. Конечно, поскольку мы работали в КБМ, был уклон в машиностроение. Точно так же, как и у компании АСКОН. Мы же с ними вместе на одном предприятии начинали. У нас и история­то одинаковая. Вместе пришли в КБМ. И работали в соседних комнатах. Но они на год раньше ушли, мы — на год позже.

Д.К.: Как от машиностроения вдруг перешли к мебельному производству?

Наталья Николаевна Бакулина и Павел Юрьевич Бунаков (на переднем плане)

Наталья Николаевна Бакулина и Павел Юрьевич Бунаков (на переднем плане)

Н.Б.: А все очень просто. Мы, честно говоря, вообще не думали об этом, но один наш хороший знакомый открыл мебельное предприятие. Он купил у нас БАЗИС­Конструктор и начал на нем проектировать мебель. Потом пришел к нам и сказал: «Ну неужели вы не можете? Вы тут такие умные сидите. Сделайте мне программу, чтобы можно было проектировать мебель». Естественно, мы подумали­подумали — а что, почему бы и нет? Были молодые, работали по 24 часа в сутки. Они поставили задачу. Сложнее всего было понять, что такое шкант, что такое евровинт, как тот или иной крепеж проектировать. В общем, сделали первую версию — заказчику понравилось. Так и пошло: сначала по друзьям и знакомым этого заказчика, благо у него было много контактов с мебельными компаниями. Постепенно слух о нашем продукте распространялся среди мебельщиков, они приезжали к нам, и мы им отдавали наш мебельный модуль за какие­то смешные деньги. Это было не основным доходом компании, так как мы все равно занимались системой БАЗИС­Конструктор. К тому времени мы уже лет десять как ушли из КБМ и за это время перевели БАЗИС­Конструктор на «персоналки». Его в основном и продавали, благо система пользовалась спросом. А в 2000 году нас пригласили на большую мебельную выставку. На стенде одной крупной мебельной компании нам поставили компьютер и сказали: «Покажите мебельщикам». Вот тут­то стало понятно, что «мы попали», причем серьезно.

Сначала у нас все шло параллельно: мы поддерживали и продавали конструкторскую часть и развивали новое направление — мебельное, но через некоторое время полностью переключились на мебель.

Д.К.: А сейчас нет мысли двинуться куда­нибудь в машиностроительное или архитектурное направление?

Н.Б.: Давайте честно говорить — зачем нам лезть в машиностроение, когда там есть такие компании, как АСКОН и «Топ Системы»? Кстати, мы работаем сейчас на графическом ядре от АСКОН.

Что касается архитектуры, то это направление и то, чем мы непосредственно занимаемся, то есть мебельное производство, — абсолютно разные вещи.

Наша задача — автоматизация мебельного предприятия. Это очень большой объем работы: нужно разработать модель, получить документацию, через постпроцессоры вывести всё на станки и т.д. Есть у нас и салонная часть, с помощью которой можно быстро и грамотно расставить мебель в том или ином помещении.

Непосредственно в проектирование зданий мы не лезем. Сами понимаете, что это такое…

К тому же мебельная отрасль очень гибкая, постоянно что­то меняется, появляются новые технологии, новые материалы, новая фурнитура, новые тенденции в дизайне. Под это всё нужно подстраиваться. И заказчики хотят всё новое и сразу. Это не создание нового самолета, на проектирование и технологическую подготовку производства которого требуется порядка десяти лет. У нас сегодня сделали одну мебель, а завтра уже нужно делать совершенно другую. Современные мебельные компании каждые три­четыре месяца меняют выпускаемые модели, а нам необходимо всё это учитывать и просчитывать.

Наталья Николаевна показывает самый первый трофей компании БАЗИС-Центр — деревянный бобер: премия 1-й степени в номинации «Лидер инноваций» III Международного лесопромышленного форума «Лесопромышленный комплекс России XXI века — IFEP-2001»

Наталья Николаевна показывает самый первый трофей компании БАЗИС-Центр — деревянный бобер: премия 1-й степени в номинации «Лидер инноваций» III Международного лесопромышленного форума «Лесопромышленный комплекс России XXI века — IFEP-2001»

Д.К.: А сколько сейчас у вас пользователей?

Н.Б.: Вчера я готовилась к нашей беседе и могу назвать точную цифру: 2769 пользователей. Однако работаем мы с гораздо большим количеством предприятий — их где­то около пяти тысяч, плюс в разработке примерно 5,5 тысяч клиентов. Тут нужно пояснить, что у нас очень специфический сектор рынка — это всё негосударственный, частный бизнес. В России даже министерства мебельной промышленности нет, есть только Федеральное агентство лесного хозяйства в рамках Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, но ему, как вы догадываетесь, не до мебели.

Д.К.: Да уж, с частниками, наверное, трудно работать. Например, может возникнуть ситуация, что он сегодня есть и заказал несколько рабочих мест, вы поставили, а он вдруг исчез. Пиратства много?

Н.Б.: Дело в том, что у нас сейчас не воруют. Мы недавно серьезно взялись за это дело и разработали надежную защиту. Десятая версия продается уже год, и никто ее не взломал. На старых версиях — да, это было большой проблемой, а сейчас очень сложно своровать. Тем более что недавно мы выпустили онлайн­версию — что­то вроде подписки. Любой пользователь может оплатить определенное количество часов и через Интернет работать в самой актуальной версии. Многие частники именно так и поступают. Нам удалось добиться скорости работы, практически сравнимой с локальной версией, несмотря на большой объем трафика. Это наше ноу­хау.

Д.К.: Вернемся к клиентам. Может быть, назовете какую­нибудь фирму из самых крупных, с которой дольше всего работаете?

Н.Б.: Одним из первых и, наверное, самых крупных клиентов является компания «Ангстрем» из Воронежа. Также могу назвать Ульяновскую мебельную фабрику, «Кухни «Трио», калининградский «Лазурит», «Кухни МАРИЯ» и другие. В общем, их очень много, и все они любимые ☺.

Д.К.: Когда вы начинали, сколько вас было?

Н.Б.: Двое.

Д.К.: Двое? А сейчас?

Н.Б.: Тридцать.

Д.К.: Это вместе с разработчиками?

Н.Б.: Это весь штат компании. У нас работают 13 программистов, пять менеджеров, три инженера техподдержки, бухгалтерия, внедренцы, и я, директор — кстати, тоже программист ☺.

Д.К.: А где вы берете специалистов?

Н.Б.: Мы их выращиваем сами. Где­то на третьем курсе мы начинаем привлекать талантливых студентов, в большинстве своем из нашего колледжа «Коломна». Там хорошо работают с будущими программистами. Постепенно мы их выучиваем, и они начинают у нас работать. Некоторые из наших сотрудников преподают и в институтах, и в техникумах. Там мы отслеживаем самых талантливых молодых людей. Многие студенты проходят у нас практику, а впоследствии кто­то остается работать.

Д.К.: А как их потом удержать? Когда вот выучили, а они — раз, и ушли.

Н.Б.: У нас компания небольшая, поэтому мы практикуем индивидуальный подход к сотрудникам. Например, мы не заставляем нового программиста писать то, что нам надо. Мы пытаемся сначала выяснить, что он может, что ему более близко — например, работать с базами данных или программировать математику. В общем, присматриваемся к нему, выясняем, чем ему интересно заниматься. Поэтому от нас практически никто не уходит. Все занимаются тем, что им нравится. Да и зарплата весьма достойная.

Опять же, у нас очень широкая социальная поддержка сотрудников. Далеко не каждая фирма имеет такую социальную программу, как у нас. Это касается льготных ссуд, добровольного медицинского страхования, премирования и так далее.

Д.К.: Как осуществляется техподдержка?

Н.Б.: У нас техподдержка чаще всего осуществляется через личный кабинет. То есть наши программисты разработали оригинальную систему, куда клиент заходит через личный кабинет, задает интересующие его вопросы и оперативно получает ответы. Конечно, практикуем и консультации по телефону или электронной почте. Но сейчас это достаточно редко. В основном работаем через личный кабинет.

Д.К.: Хорошо, а сколько рабочих мест нужно на предприятие? Допустим, я решил открыть свое мебельное производство...

Н.Б.: Все зависит от того, сколько у вас трудится конструкторов и технологов. Например, два конструктора — два рабочих места. В­первую очередь необходимы модули БАЗИС­Мебельщик и БАЗИС­Раскрой. Затем спрашиваем у клиента — какие установлены станки и пильные центры? В зависимости от этого предлагаем модуль БАЗИС­ЧПУ с необходимым постпроцессором. Мы очень плотно работаем с производителями и поставщиками станков, поэтому у нас реализован прямой выход на все станки, которые наиболее популярны на российском рынке. Если нужны экономические расчеты, предусмотрен и такой модуль — БАЗИС­Смета. Заказчикам, которые занимаются шкафами­купе, предлагаем параметрический модуль БАЗИС­Шкаф, так как там имеется своя специфика. Есть еще очень много нюансов в проектировании мебели, и на все у нас найдутся решения. Но в принципе, для начала, если компания только начинает свою деятельность, достаточно одной лицензии.

Д.К.: Понятно. Но это касается людей, которые уже знакомы с продуктом. А тем, кто не знаком, как вы помогаете? Или, допустим, заказчик ставит условие: «Мы у вас купим, если вы нам там какой­то проект внедрите»…

Н.Б.: Да, естественно, мы предлагаем такие услуги. Во­первых, у нас создан свой учебный класс, в котором раз в квартал в течение целого месяца проводится обучение. Мы набираем группы специалистов, так сказать, по интересам. Они приезжают и проходят полное обучение работе со всеми модулями, или с теми, которые необходимы им в работе. Во­вторых, наши дилеры тоже проводят обучение. Кроме того, у нас есть специальная группа грамотных конструкторов, которые прекрасно знают БАЗИС и работают на выезде. То есть они приезжают на предприятие, делают оценку производства, выясняют, что у них не так поставлено, и говорят: «Ребята, надо вот это переделать». Устанавливают программы, обучают специалистов, а если нужно, то первоначально и какие­то модели разрабатывают.

Самая главная наша задача — не продать и получить быстрые деньги, а заложить основу длительного сотрудничества, чтобы человек купил, грамотно пользовался, заработал и получил от этого удовольствие.

Могу сказать, что наши инженеры техподдержки постоянно интересуются у клиентов: как идет работа, как прошло внедрение, какие есть предложения и проблемы. Таким образом, мы от них получаем новую информацию о том, что нам делать дальше, в каком направлении развиваться.

Д.К.: Вы здесь упомянули дилеров. А сколько их у вас, и как вообще построена дилерская сеть?

Н.Б.: На данный момент у нас 38 дилеров в разных регионах.

Д.К.: Это по СНГ или по России?

Н.Б.: Да нет, почему только СНГ и Россия? Это само собой. У нас есть дилеры во Вьетнаме, Болгарии и Прибалтике.

Д.К.: Вы назвали зарубежные страны. Это значит, вы работаете и на внешних рынках? Неужели есть БАЗИС, например, на вьетнамском языке?

Н.Б.: Да, конечно. Во Вьетнаме у нас просто замечательный представитель — Ле Тхи Ван Ань. Помимо этого интерфейс системы БАЗИС переведен на украинский, английский, болгарский и латышский языки. На этом локализация не закончилась, работаем над другими языками.

Д.К.: Какая страна будет следующей?

Н.Б.: Этого точно сказать не могу. Сейчас, например, мы очень плотно работаем с Китаем. Производители станков из Поднебесной из­за санкций постепенно вытесняют европейцев с их оборудованием с российского рынка. В частности, они ухитрились сделать качественный аналог одного из лучших в мире раскройных станков, причем по стоимости он оказался вдвое дешевле оригинала.

Работаем и в Европе. Когда у нас появился дилер в Прибалтике, он сразу нам сказал, что помимо прибалтийских стран, он часто бывает в Польше и может распространять БАЗИС там. Интерес есть. Это же Евросоюз, открытое пространство. В следующем году мы планируем участвовать в выставке ЛИГНА. Это ежегодная международная мебельная выставка в Кельне. Так что ориентируемся на весь европейский рынок.

Д.К.: А какой процент отечественного мебельного рынка, на ваш взгляд, принадлежит вашей компании?

Н.Б.: Если судить по России, то, я думаю, гораздо больше половины. Про БАЗИС знают все мебельщики.

Д.К.: А вообще в мире есть подобные системы?

Н.Б.: Есть, конечно, но они очень дорогостоящие, да и не подходят под нашу специфику. Все зарубежные системы разработаны под очень крупные предприятия. Таких «легких» систем нет. Мы обсуждали это с партнерами из Германии. Они говорят: «У нас мелкие фирмы предпочитают всё делать вручную». А в России даже на предприятии, где работают пять человек, часто можно встретить крутой станок с ЧПУ, которому позавидует даже крупная фирма. Какая уж там ручная работа!

Д.К.: А как у вас построена ценовая политика? Прайс­лист привязан как­то к евро или к доллару?

Н.Б.: Нет, мы не привязываемся ни к евро, ни к доллару. Как изначально поставили стоимость в рублях, так до сих пор и работаем.

Д.К.: А за границу как продавать?

Н.Б.: Да так же, как и внутри страны. Мы просто выставляем счет в рублях, и они нам в рублях и платят.

Д.К.: Ну, болгары же не могут, например, в рублях оплатить?

Н.Б.: Почему? Банк конвертирует. Мы выставляем счета только в рублях.

Д.К.: В заключение беседы наш традиционный вопрос — что бы вы хотели пожелать читателям журнала?

Н.Б.: Читайте журнал «САПР и графика» — ведь любой умный человек, только читая хорошую профессиональную литературу, может делать для себя какие­то выводы. Я, например, ваш журнал читаю «от корки до корки». Мне это интересно. Так что хочу пожелать вам, чтобы читателей стало как можно больше!

Д.К.: Спасибо за интересную беседу! Еще раз поздравляю с 30­летием вашей системы! 

***

Огромное спасибо Павлу Юрьевичу Бунакову за помошь при подготовке интервью и за организацию прекраснейшей экскурсии по Коломенскому кремлю