WebBNR_YII2021_RU_728x90_1021
2 - 2019

Заказчик — главный в использовании BIM

Владимира Талапов

Дэвид Филп (David Philip) — специалист по BIM, известный далеко за пределами Великобритании. Прежде всего, он руководитель рабочей группы по развитию стратегии Digital Built Britain в правительстве Великобритании. Также Дэвид является директором по глобальному консалтингу компании AECOM, научным сотрудником четырех институтов, среди которых Королевский институт строительства и Королевский институт дипломированных геодезистов, членом Гильдии строителей. Одним словом, яркий и одновременно квалифицированный энтузиаст BIM, считающий, что «старая стройка скоро совсем исчезнет».

На конференции Autodesk University Russia 2018 в Москве Дэвид Филп выступил с очень интересным докладом «Новая повестка дня в строительстве», в котором он рассказал о «цифровой трансформации» процессов в строительной индустрии и требующемся от нас новом понимании происходящего с точки зрения информационного моделирования, обильно иллюстрируя сказанное примерами из практики британской компании AECOM.

Дэвид Филп — шотландец (это хорошо видно по его галстуку на первом снимке), и он считает, что у Шотландии и России много общего

Дэвид Филп — шотландец (это хорошо видно по его галстуку на первом снимке), и он считает, что у Шотландии и России много общего

Я тоже участвовал в работе AUR 2018 в качестве модератора одной из секций. И хотя рабочее расписание AUR 2018 в Сколково было очень плотным, мне все же удалось за легким ужином поговорить с Дэвидом Филпом об истории и путях внедрения BIM в Великобритании и обменяться мнениями о перспективах информационного моделирования. В разговоре также участвовал технический директор Autodesk CIS Петр Манин и некоторые другие заинтересованные товарищи. Запись этого разговора предлагается вниманию читателей.

Владимир Талапов: Дэвид, для начала нашего знакомства я хочу сделать Вам подарок — мою книгу по BIM, она на русском языке, но с большим количеством картинок, так что, думаю, Вам будет интересно  хотя бы полистать ее.

Дэвид Филп: Спасибо, Владимир. Я тоже написал книгу о BIM, но на английском языке, в категории «BIM для чайников», и я Вам пришлю ее по почте в качестве ответного подарка.

В.Т.: (смеется) Спасибо, Дэвид, только не подумайте, что, даря подобную книгу, я считаю Вас «чайником».

Д.Ф.: (тоже смеется) BIM — это постоянно развивающаяся и совершенствующаяся технология, поэтому мы все в ней — «чайники», только разной величины.

В.Т.: Согласен. Теперь пе­рейдем к серьезным вопросам. Дэвид, я впервые слышал Ваше выступление в 2013 году в Лондоне на конференции Bentley Systems «Год в Инфраструктуре», где Вы довольно обстоятельно рассказывали о подготовке Великобритании к переходу на BIM. Сегодня, когда Великобритания уже почти два года в обязательном порядке должна использовать BIM для госзаказов, можно ли говорить о каких-то результатах этого перехода?

Д. Ф.: Да, конечно. После 2011 года, когда была запущена стратегия перехода на информационное моделирование, главным результатом следует считать достижение основными участниками строительного рынка запланированного нами уровня BIM Level 2. Особо подчеркну, что BIM Level 2 — это краеугольный камень нашей стратегии, который сегодня внедрен и работает.

Появление специального шотландского сайта https://bimportal.scottishfuturestrust.org.uk/ связано с тем, что применение BIM в Шотландии имеет свои региональные особенности

Появление специального шотландского сайта https://bimportal.scottishfuturestrust.org.uk/ связано с тем, что применение BIM в Шотландии имеет свои региональные особенности

В.Т.: Но после этого в строительной отрасли стало лучше или хуже? Может, были какие-то особые достижения или ошибки?

Д.Ф.: Среди успехов я бы отметил снижение на 20% стоимости строительства новых объектов.

В.Т.: За последние два года?

Д.Ф.: Да, это фактический результат сегодняшнего дня, хотя в нашей стратегии до 2025 года планируется снижение стоимости строительства на 30%.

У этого результата много факторов, среди которых я бы отметил общее стремление правительства, связь с банками, совершенствование закупочной системы, улучшение управления проектами, а также повышение качества самих проектов.

Также очень важно повышение уровня сотрудничества (кооперации) всех участников проекта. Прежде всего — в широко внедряемом формате контрактов ECI, когда подрядчик вовлекается в проект уже на стадиях проектирования и планирования строительства. В этом случае, даже если подрядчик не использует информационное моделирование, он втягивается во все основные BIM-процессы, то есть вынужденно поднимается до уровня BIM. После 1 апреля 2016 года, когда использование BIM стало обязательным на госбюджетных объектах Великобритании, у подрядчиков появилось большее понимание процессов информационного моделирования и большее желание участвовать в этих процессах, BIM для них стало уже привычным делом.

Странички сайта специально даны в их автоматическом переводе на русский язык, чтобы читателям было легче оценить содержащийся здесь объем полезной для заказчика (и не только для него) информации

Странички сайта специально даны в их автоматическом переводе на русский язык, чтобы читателям было легче оценить содержащийся здесь объем полезной для заказчика (и не только для него) информации

В.Т.: В 2014 году на одной из конференций в Лондоне я наблюдал очень эмоциональное выступление известного британского архитектора, который просто отчаянно взывал к слушателям: «Строительная отрасль в опасности: до перехода на BIM осталось два года, а сегодня только 40% фирм начали интересоваться, что это такое?!» Зал молчал, хотя там сидели в основном те, кто уже активно занимался информационным моделированием. В перерыве я спросил у некоторых из них, почему такая спокойная реакция на сигнал тревоги? Ответ был краткий: «Нас это устраивает: после 2016 года все госзаказы нам достанутся!» Получается, что о будущем на два года вперед думали не все. Как сейчас обстоит дело с экономической мотивацией участников строительного рынка Великобритании для перехода на BIM?

Д.Ф.: Я думаю, что это не являлось большой проблемой. Те компании, которые смотрели далеко вперед, задали тон, остальные стали за ними подтягиваться. В 2014 году еще не все понимали, зачем нужен BIM и состоится ли вообще обещанный переход. Сейчас, когда всё произошло, есть госзаказы и соответствующие контракты, все сомневающиеся побежали работать, чтобы не остаться без заказов. Так что государственный заказ — это отличный экономический стимул перехода на BIM.

Хочется также отметить, что многие маленькие компании, которые раньше не участвовали в «большой игре» за заказы, благодаря своему активному менеджменту быстро перешли на BIM и обогнали в борьбе за контракты своих более крупных, но менее поворотливых конкурентов.

В. Т.: Много ли проектно-строительных фирм в Великобритании уже перешло на BIM?

Д. Ф.: Мы каждый год анализируем такую информацию в специальных обзорах: на сегодня этот показатель составляет 60-65%.

В.Т.: Как я понял, внедрение информационного моделирования в Великобритании идет сверху, то есть со стороны заказчика. Поэтому было бы интересно узнать, какая работа проводилась по подготовке заказчиков к использованию BIM?

Д. Ф.: Это очень хороший и важный вопрос.

В Великобритании основное внимание в области BIM уделяется именно подготовке заказчика к этой работе. Например, в Шотландии есть специальный сайт, через который до заинтересованных лиц доводятся основные документы, рекомендации, эффективный опыт и многое другое.

Так внедряется BIM в Великобритании: продуманная последовательность событий, осуществляемая прежде всего ради эффективности экономики

Так внедряется BIM в Великобритании: продуманная последовательность событий, осуществляемая прежде всего ради эффективности экономики

Заказчик (технический заказчик) — главный в процессе информационного моделирования, он его фактически определяет, то есть запускает, корректирует и контролирует, он распределяет деньги и он же аккумулирует финансовый результат. Поэтому первоочередная работа в области BIM должна вестись именно с ним.

Началась же работа с заказчиками с того, что из всех правительственных департаментов, имеющих то или иное отношение к строительству, мы набрали группу в четыреста человек, с которой много месяцев занимались погружением в понимание BIM.

В результате, во-первых, эти люди стали разбираться в особенностях BIM и роли, отводящейся в этом процессе заказчику, и, во-вторых, мы все (а не только эти четыреста человек) поняли, как BIM используется в межведомственном взаимодействии, принося пользу всем, а не только строителям. Например, мы поняли, что проектировщики в своей работе должны не только учитывать свои интересы, но и «заглядывать» в будущее, продумывая вопросы строительства и эксплуатации. Поэтому работа над любым новым проектом теперь начинается с общения с теми, кто этим объектом будет управлять, и получения от них технического задания и информационных требований. Такой подход с 1 апреля 2016 года стал обязательным при использовании BIM на госбюджетных проектах.

У нас в строительстве есть департамент по инновациям и развитию, главными задачами которого является более эффективная экономика отрасли, а также сокращение вредных выбросов. И в этом департаменте увидели большую пользу от BIM. Поэтому подготовкой заказчиков к переходу на BIM мы занялись из-за желания экономить государственные средства.

В.Т.: Тогда давайте уточним: именно эта группа из четырехсот человек формулировала основные подходы в требованиях заказчика по отношению к исполнителям?

Д.Ф.: Да, именно она. Больше того, она вырабатывала рекомендации, в какие этапы работы с объектом и какие суммы надо инвестировать, чтобы в итоге получить максимальную отдачу.

В.Т.: Тогда возникает вполне естественный вопрос — кто именно в правительстве был инициатором создания такой группы, занимался ее формированием, а также постановкой перед ней совершенно конкретных задач? Не могла же эта группа сама собраться?

Д.Ф.: Главным инициатором создания такой группы, как и вообще разработки стратегии развития строительной отрасли и перехода на BIM, был лорд Фрэнсис Мод, занимавший в то время (2010 год) посты главы секретариата кабинета министров и главного казначея. Фрэнсис Мод много сделал для сокращения и оптимизации государственных расходов, при этом он был и сейчас остается одним из самых активных сторонников цифровизации британской экономики. Интересный факт: человеку не из строительства, но с широкими новаторскими взглядами удалось двинуть вперед британскую строительную отрасль, решая более общую задачу подъема всей экономики. В 2015-2016 годах, накануне того момента, когда BIM стал обязательным, Фрэнсис Мод уже занимал пост государственного министра торговли и инвестиций Великобритании.

Для лучшего понимания пути, по которому Великобритания шла (и сейчас идет) к BIM, следует ознакомиться с хронологией этого процесса.

Итак, в начале 2011 года появилась «строительная стратегия» Фрэнсиса Мода. Одновременно, как ее составная часть, была сформулирована стратегия развития BIM. Затем в течение года работала группа из четырехсот человек, подготовившая основу для «Стратегии развития строительной отрасли Великобритании до 2015 года». Другим результатом ее деятельности стало формирование более компактного и целенаправленного рабочего органа — UK BIM Task Group. А дальше уже пошло всё остальное, в том числе широко обсуждаемые сейчас стандарты. Еще раз подчеркну: главное в этой хронологии — стратегия Фрэнсиса Мода 2011 года, появившаяся как реакция на экономичес­кие проблемы, и последовавшая затем работа весьма представительного круга специалистов. Но на это почему-то сейчас обращают мало внимания, фокусируясь в основном на нормотворчестве.

В.Т.: Кто финансировал работу UK BIM Task Group?

Д.Ф.: Правительство. Механизм был таков, что правительством Великобритании выделялся специальный грант, на который и набиралась UK BIM Task Group. Так что, пока существует грант, существует и группа.

В.Т.: Что ж, тогда возникает вполне естественный вопрос: как Вы попали в UK BIM Task Group? Как вообще люди туда попадают?

Д.Ф.: Хороший вопрос. И ответ достаточно простой: была объявлена вакансия и я прошел собеседование.

В.Т.: У Вас был какой-то документ, что Вы знаете BIM?

Д.Ф.: (смеется) Нет, конечно. Но у меня был университетский диплом по виртуальному моделированию процессов, и еще три диплома — этого хватило. К тому же я долгое время занимался управлением изменениями.

Слева — воронежский памятник Биму, справа — замечательная актриса Коби Смолдерс

Слева — воронежский памятник Биму, справа — замечательная актриса Коби Смолдерс

В.Т.: А на стройке Вы работали?

Д.Ф.: Я десять лет работал в строительном менеджменте. Вообще я считаю, что человек должен достаточно широко представлять область своей деятельности.

В.Т.: Думаю, с этим все согласятся. Теперь давайте заглянем в наше ближайшее будущее. По программе Digital Built Britain к 2025 году Британия должна достигнуть уровня BIM Level 3. Времени осталось немного — семь лет. Насколько интенсивно идет работа в этом направлении?

Д.Ф.: Прежде всего идет всестороннее развитие уровня BIM Level 2, который открывает дорогу для третьего уровня. Также понятно, что одного BIM здесь недостаточно, надо также подключать Интернет вещей, новейшие технологии цифрового производства и еще много нового в этой области. То есть уровень BIM Level 3 будет достигнут одновременно с прогрессом в других направлениях развития строительных и информационных технологий, и BIM будет составной частью этого успеха.

Сейчас в Университете Кембриджа осуществляется исследовательский проект по определению основных составных частей такого развития и уточнению главных факторов реализуемой стратегии. Одним из важных пунктов этой работы, по нашей рекомендации, является создание цифрового двойника. Это связано с необходимостью иметь цифровую модель всей инфраструктуры Великобритании.

В.Т.: То есть фактически появляется задача создания информационной модели Великобритании?

Д.Ф.: Да. Но начинаем мы с «информационного ландшафта» — надо посмот­реть, как всё это будет работать. Конечно, сначала это будет совмещение нескольких информационных моделей по разным направлениям деятельности, моделей разных департаментов. Естественно, эта работа рассчитана не на один год, но мы ее уже начинаем.

В.Т.: В стратегии развития строительной отрасли Великобритании отмечается, что британские стандарты и спецификации будут тем инструментом, который обеспечит строительной индустрии серьезные конкурентные преимущества на мировом рынке. Казалось бы, для этого надо продолжать разрабатывать британские стандарты, но другим их не показывать, чтобы ни у кого ничего подобного не было. Однако вместо этого Британия раздает всему миру свои стандарты, да еще и дает консультации по их адаптации. Нет ли здесь противоречия?

Д.Ф.: Нет, здесь все логично. С самого начала британское правительство создавало свою систему стандартов как международную, доступную всем. В такой ситуации после принятия другими странами британских стандартов или документов на их основе по всему миру будут востребованы именно британские специалисты, а это и есть серьезное конкурентное преимущество.

В.Т.: Раз речь зашла о специалистах, то возникают вопросы: где брать специалистов по BIM, где брать умных чиновников, какой университет в Великобритании специализируется на BIM?

Д.Ф.: Прежде всего, британское правительство разработало международную программу по подготовке специалистов по BIM, в ней участвуют разные университеты всего мира, например из Чили. В результате мы наблюдаем появление большого количества учебных программ по информационному моделированию, в том числе и в британских университетах, например в Университете Мидлсекс в Лондоне. Если же говорить в целом, то наиболее успешно подготовка по BIM в университетах пока идет только в аспирантуре, программы же общего обучения еще необходимо поднимать до требуемого уровня.

В.Т.: А Кембридж в этом процессе обучения участвует?

Д.Ф.: Кембридж — это вообще центр по цифровизации экономики Великобритании. Но надо понимать, что его одного для решения возникающих задач не хватает, нужны и другие университеты. Спрос на специалистов в сфере информационного моделирования и управления информацией сейчас резко возрастает, но в будущем он будет еще выше.

В.Т.: Ваш прогноз: что будет после 2025 года?

Д.Ф.: (смеется) Здесь уместнее всего привести какую-нибудь красивую цитату из Билла Гейтса о предсказании будущего. Мне же очень нравится такое его высказывание: «Жизнь становится гораздо веселее, если подходить ко всем ее вызовам творчески».

Если же говорить конкретно, то я ожидаю больших продвижений в сфере закупок и размещения контрактов, а также в области экспертизы проектов и их оценки с точки зрения будущей эксплуатации. Автоматизация и полуавтоматизация будут занимать все большее место в нашей жизни. Серьезные перспективы у блокчейна.

В.Т.: Дэвид, Вы человек умный и веселый, а цифровизация — дело серьезное. Поэтому хочу спросить, были ли в Вашей практике какие-нибудь веселые случаи, связанные с BIM? Я, например, два года назад приезжал в Воронеж прочитать лекцию о BIM. Встречавшие меня организаторы этого мероприятия сообщили, что у них в городе даже есть памятник Биму, и отвезли меня к нему. Это был памятник довольно известному у нас в стране псу по кличке Бим, герою литературного произведения.

Более того, однажды некий человек, с которым я вел публичную дискуссию по BIM, заявил, что эта технология малоизвестная, поскольку когда он набирает в поисковике слово BIM, то получает информацию о собаках. Потом я понял, что он набирал БИМ кириллицей.

Д.Ф.: (смеется) Да, такое тоже было. В свое время я довольно много выступал с популяризацией формата COBie хранения данных для эксплуатации объектов. Но если набрать cobie в поисковике, то появится информация об американской киноактрисе Коби Смолдерс (Cobie Smulders). И однажды мне позвонил ее агент и поблагодарил за то, что я постоянно рекламирую его подопечную.

В.Т.: (смеется) Он только поблагодарил, или что-то к этому приложил?

Д.Ф.: (смеется) Нет, только поблагодарил.

В.Т.: (смеется) Все равно это хорошо. У нас говорят: «Доб­рое слово и кошке приятно».

Д.Ф.: (смеется) У нас говорят практически так же: «A word warmly said gives comfort even to a cat».

В.Т.: В Великобритании нормально относятся к слову BIM?

Д.Ф.: (смеется) Хороший вопрос. Сначала это слово было очень популярным, многие даже прибавляли его к названию своих должностей. Сейчас же более модно стало говорить о чем-нибудь цифровом.

В.Т.: Спасибо, Дэвид, за столь интересный разговор. Я вижу, что Вы любите ездить по миру. Так вот, приезжайте к нам в Сибирь, лучше зимой — впечатления превзойдут всё увиденное ранее!

Д.Ф.: Будете у нас в Шотландии — тоже вернетесь очарованным!

На этом серьезная часть нашего разговора закончилась, но мы еще долго обсуждали русских и шотландцев, в том числе Михаила Лермонтова и Роберта Бёрнса, и пришли к пониманию, что мы очень близки. В том числе в стремлении к современным цифровым технологиям.