WebBNR_YII2021_RU_728x90_1021
12 - 2020

Autodesk упрочивает свои позиции на российском рынке в качестве надежного поставщика инновационных эффективных решений

Николай Дубовицкий
Николай Дубовицкий, региональный руководитель Autodesk в России и СНГ

Компания Autodesk, разработчик решений для архитектуры, проектирования, строительства, промышленного производства, анимации и графики, 15 июня этого года объявила о новых кадровых назначениях в российском офисе. Региональным руководителем Autodesk в России и СНГ был назначен Николай Дубовицкий, отвечающий за развитие и расширение бизнеса Autodesk в регионе. В преддверии наступающего 2021 года Николай любезно согласился ответить на мои вопросы.

Дмитрий Красковский: Николай, когда мы последний раз виделись, по­моему в Сингапуре, у тебя никаких планов на смену места работы вроде бы не было. Расскажи, как ты на это решился?

Николай Дубовицкий: Да, действительно, никаких планов не было. Надо сказать, что всё произошло достаточно стремительно. Весной 2020 года было объявлено, что компания Autodesk проводит реструктуризацию своего бизнеса в России, которая началась со смены руководящего состава российского офиса. Ко мне обратились с предложением занять пост регионального руководителя Autodesk в России и СНГ. Меня это очень заинтересовало, и вот почему.

Во­первых, потому, что Autodesk занимает  лидирующие позиции в нескольких сегментах рынка, в которых мой предыдущий работодатель вообще не работал.

Во­вторых, компания Autodesk является безусловным мировым лидером в отрасли, например в прошлом году она заработала более 3 млрд долларов.

В­третьих, это позволит мне присоединиться к команде, работа которой очень важна и значима для российских заказчиков. Думаю, что предыдущий опыт, приобретенный мною за годы работы в американских компаниях, таких как IBM, Microsoft, SAP, Bentley Systems, лидирующих в своих сегментах, окажется полезен.

Учитывая все эти факторы, я согласился на предложение, и вот я здесь.

Д.К.: Какое­то время назад Autodesk перевел российский офис в Дубаи. С вашим приходом всё вернулось?

Н.Д.: На самом деле это не совсем так. Руководитель развивающихся рынков EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка) куда входят Россия и СНГ, базируется в Дубае. В целом Россия и СНГ продолжают играть очень значимую роль в развитии бизнеса Autodesk.

Надо сказать, компания развивается в мире весьма активно. В частности, в рамках последнего Autodesk University были сделаны объявления о приобретении стартапа SpaceMaker и о выпуске нового ПО. Кроме того, происходят серьезные изменения, и сегодня очень большой акцент делается на трансформации облачных решений и возможностей для работы с данными в облаке. Например, произошла перегруппировка решений Autodesk Construction Cloud.

Все эти технологические изменения накладываются на изменения бизнес­процессов, в связи с чем компании приходится перестраиваться, чтобы иметь возможность адекватно удовлетворять потребности заказчиков в контексте того технологического портфеля, который она формирует и развивает. Соответственно, в какой­то момент система управления бизнесом, которая сложилась в России и на самом деле была успешной, поскольку все эти годы на российском рынке Autodesk занимает лидирующие позиции, в частности является законодателем моды в развитии BIM­стандартов и имеет огромное количество пользователей, тоже потребовала изменений.

Было принято решение, что структуру управления бизнес­процессами в российском офисе необходимо привести в соответствие с как глобальными, так и с локальными долгосрочными задачами компании, внедряя единые подходы к управлению. В результате произошла смена руководящей команды. Вместе со мной  пришли очень сильные специалисты, имеющие интересный опыт работы в различных сегментах. Кто­то работал в BIM­ и инженерной индустрии, кто­то трудился в смежных отраслях, в сфере информационных технологий, но всех их объединяет то, что они имеют очень богатый управленческий и жизненный опыт. Мне кажется, что складывается очень интересная команда, которая сможет решить проблему повышения эффективности управления бизнесом с учетом тех задач, которые Autodesk ставит на будущее, на перспективу, на следующие три года и далее.

Д.К.: Как известно, самая большая проблема, которая стоит перед компаниями различных отраслей и направлений, — это где взять грамотных специалистов? Откуда появилась новая команда?

Н.Д.: Ты абсолютно прав! На направление корпоративных продаж из компании Honeywell пришел Александр Воеводин. Руководить партнерским отделом была приглашена Марина Король, хорошо известная в нашей индустрии: какое­то время назад она уже была сотрудником Autodesk, после этого занималась собственным проектом, а теперь приняла решение вернуться в компанию. Чуть позже к нам присоединилась Диана Русяйкина, которая работала в международном сегменте бизнеса Motorola, а сегодня занимается у нас маркетингом. Вот эти четыре человека сегодня входят в состав новой команды, управляющей бизнесом Autodesk в России.

Д.К.: А технические специалисты?

Н.Д.: Технические специалисты управлялись и управляются в рамках мировой матричной структуры компании. Эту команду в России мы тоже укрепили. Например, к нам недавно присоединился Алексей Балышев, обладающий очень высокой репутацией на рынке. Он был участником клуба BIM­лидеров, который Autodesk развивал и поддерживал на протяжении многих лет. Помимо этого Алексей имеет очень интересный опыт работы с одним из весьма интересных заказчиков — Уралкалием.

Д.К.: Несколько лет назад очень модными были так называемые болезни крупных компаний — «айпадомания» и «облакомания». Сейчас всё это практически сошло на нет, хотя облака вроде опять на слуху. Мало того, теперь многие говорят, что BIM — это уже прошлый век. Согласен с этим?

Н.Д.: Я считаю, что всё развивается в поступательном направлении. На самом деле, вопрос очень правильный. Эти темы постоянно муссируются и обсуждаются, и мне кажется, что в своем вопросе ты отчасти даешь ответ, потому что развитие идет от простого к более сложному. Если раньше были САПР, то потом появился BIM, потом появились облака, которые развились до такого уровня, что в рамках облачных сред можно не просто хранить данные, но и реализовывать новые бизнес­процессы, автоматизировать задачи, которые раньше никто даже не считал возможным автоматизировать. Здесь используется и искусственный интеллект, и машинное обучение, и, как мне кажется, одна из уникальных особенностей технологической линейки, которая есть у компании Autodesk, — это платформа Forge и реализованное на ней целое семейство решений.

Данная линейка будет расширяться и развиваться, так как это платформа для независимых разработчиков, позволяющая создавать собственные решения. Ее уникальность состоит в том, что в рамках этой платформы можно агрегировать данные не только из BIM­систем производства компании Autodesk, но и из более чем 70 различных систем разных производителей, оперировать ими и впоследствии свободно использовать их непосредственно в облаке. Эта уникальная возможность позволяет реализовать облачные технологии непосредственно в реальной жизни, в тех проектах, которые реализуются здесь и сейчас.

На прошедшем форуме Autodesk University 2020 мне очень понравилось выступление компании Development Systems (Санкт­Петербург), которая, используя все данные, накопленные в BIM­системах, как раз на платформе Forge смогла создать инструмент для строительного контроля. Они рассказывали интересные вещи, связанные с тем, что традиционные BIM­решения достаточно сложны и перенести их на строительную площадку очень трудно в силу их требовательности к аппаратному обеспечению и необходимости переобучения персонала, который непосредственно выполняет строительные работы или контроль строительства. Платформа Forge позволила всё это трансформировать в удобное, понятное представление. И это не просто представление, которое смогли увидеть сотрудники, работающие на строительной площадке, — это в полной мере интерактивная среда, которая предполагала и обратную связь, ввод данных и параметров о результатах строительно­монтажных работ, и возможность контроля соответствия их тем проектным параметрам, которые были заявлены. Это позволило исключить нецелевое расходование материалов и более грамотно осуществить планирование этих работ. В результате внедрения этой системы компания Development Systems оценивает эффективность расходования финансовых средств и материалов в 30­40%!

Возвращаясь к вопросу, еще раз отмечу, что эти темы никуда не ушли и как раз сейчас только достигли того уровня зрелости, когда они могут реально быть применимы. Мы говорим про облака, про Интернет вещей, про искусственный интеллект уже много лет, но всё это до недавнего времени  оставалось в лабораториях. Интересно то, что происходит сейчас, — эти технологии наконец­то «вышли», по сути, в массовое использование, они шагнули на реальные строительные площадки и стали доступны самому широкому кругу пользователей. Думаю, что мы только выходим на тот этап, когда проникновение этих систем в нашу жизнь будет нарастать. Этому способствует и текущая ситуация с коронавирусом — как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Сама жизнь заставила всех перезагрузиться и начать использовать инструменты, которые лежали под спудом и ждали своего часа, — и вот он пример, и вот он результат. Эти технологии были, но ими стали пользоваться только сейчас, и это приносит значительный эффект в работе — и экономический и качественный. Поэтому мне кажется, что мы не прошли эту тему, она не заиграна, а наоборот, является сегодня самой актуальной.

Д.К.: Каков сегодня штат сотрудников в российском офисе Autodesk?

Н.Д.: Думаю, что не имею права раскрывать точные данные о количестве сотрудников. Но могу сказать следующее: для компании Autodesk сотрудники являются ключевым фактором успешного присутствия на рынке, поэтому было принято решение о полностью удаленной работе. При этом мне было очень приятно видеть, что в текущем году компания не то что не сокращала персонал (что,  может быть, делали в рамках кризиса другие игроки рынка), но и не отказалась от реализации планов развития, продолжая набирать персонал.

Отвечая на предыдущий вопрос, я рассказал о моих коллегах, которые присоединились к нашей команде уже после моего прихода. Это очень важный факт, который отражает подход к ведению бизнеса и весьма позитивно характеризует компанию. Еще раз подчеркну: количество персонала у нас не сокращается, наоборот — мы развиваемся, что, надеюсь, позволит не просто хорошо пройти этот год, но и станет прочным фундаментом для более эффективного участия в восстановлении экономики после пандемии.

Д.К.: Как сейчас построен канал продаж — через дилеров?

Н.Д.: Да, модель продаж не изменилась. У нас принята двухуровневая система продаж: мы продаем через дистрибьюторов, которые, в свою очередь, продают через партнеров разных уровней конечным пользователям.

Д.К.: Понятно, то есть работают несколько дистрибьюторов. Кстати, сколько их?

Н.Д.: Если говорить о российском рынке, то здесь три дистрибьютора: ПОИНТ, CSD и «Монт». Но мы отвечаем за регион России и стран СНГ, поэтому у нас есть дистрибьютор, который работает в странах Центральной Азии, а еще один — в Украине. Мы также задумываемся о расширении деятельности на новые страны.  Помимо этого мы сотрудничаем с партнерами, которые имеют различные статусы. У нас более 45 авторизованных партнеров, осуществляющих поставки ПО, в том числе более 15 самых крупных и опытных, которые имеют статус золотых.  Надеюсь, что в обозримом будущем у нас появятся и платиновые партнеры. Кроме того, у нас есть и отдельная группа сервисных партнеров, которые обладают компетенцией именно по ведению проектов и внедрению сложных решений на платформе Autodesk.

Нужно также отметить, что у наших дистрибьюторов очень сильные компетенции. Например, два из трех, которых я называл выше, имеют дополнительный портфель экспертизы и решений, которые они предлагают партнерам. С помощью этих дополнительных возможностей партнеры  могут подготовить более эффективные предложения для конечных заказчиков с учетом имеющихся у последних специфических инженерных решений.

Подытоживая, повторюсь: у нас  очень большая и разветвленная партнерская сеть. Изменение внутреннего менеджмента не сказалось на структуре работы партнерского канала в России.

Д.К.: Как организована связь с конечными пользователями?

Н.Д.: С конечными пользователями работа ведется по разным каналам. Мы взаимодействуем с заказчиками по различным направлениям. И напрямую, и через партнерскую экосистему, и через сообщество пользователей. Способов взаимодействия много. Что касается прямых взаимоотношений, мы можем говорить о самом широком диапазоне методов работы, начиная с маркетингового информирования через различные журналы, веб­сайты, работы в социальных сетях и заканчивая персональной работой выделенных менеджеров по продажам или технических специалистов с конкретными клиентами в рамках реализуемых ими крупных проектов, в случае если они просят нашего участия. Если возникает та или иная техническая проблема, то для этого существует линия технической поддержки, по которой к нам можно обратиться.

Подобная деятельность не заменяет работу канала продаж, работу партнеров, но позволяет, скажем так, более эффективно доносить информацию о решениях Autodesk и предложениях до конечных пользователей.

Проект по восстановлению инфраструктуры Троице-Сергиевой лавры (изображение предоставлено компанией РОСЭКО)

Проект по восстановлению инфраструктуры Троице-Сергиевой лавры (изображение предоставлено компанией РОСЭКО)

О роли партнерской экосистемы необходимо сказать особо. Важно отметить, что партнеры, которые поставляют решения для заказчиков, обладают техническими ресурсами, технической экспертизой, в связи с чем мы активно занимаемся сертификацией таких сотрудников. На практике ведь очень большой объем вопросов и задач решается партнерами. Типовой сценарий выглядит так: заказчик задает вопрос партнеру, который занимался внедрением соответствующих технологий и их поставкой, а также обучением персонала. Если по каким­то причинам проблема не может быть решена, или если заказчик хочет задать вопрос непосредственно специалисту компании Autodesk, или вопрос касается работоспособности ПО, то заказчик звонит на  линию технической поддержки.

Каналы взаимодействия на самом деле очень разнообразны. В связи с этим особо хочется сказать об экспертном сообществе, которое есть у Autodesk. Эксперты активно работают и помогают пользователям снимать значительную часть возникающих у них вопросов.

Д.К.: Как происходит локализация новых продуктов?

Н.Д.: Это сложный процесс. Локализация программного обеспечения, адаптация его к требованиям рынка является одной из основных задач нашего офиса. Решение о локализации принимается с учетом степени активного использования тех или иных модулей и обратной связи с рынком. Это процесс, который невозможно остановить. Мы стараемся локализовать максимальное количество нашего ПО, но при этом вынуждены расставлять приоритеты, отдавая наивысший тем модулям, которые наиболее часто используются и более востребованы.

Д.К.: Какие конкурсы Autodesk проводит в мире и, в частности, в России?

Н.Д.: На самом деле существует много конкурсов. Есть российские, например, один из них — Всероссийский конкурс генеративного дизайна, организованный Национальным центром промышленного дизайна и инноваций 2050.ЛАБ, где Autodesk являлся профильным партнером. В конкурсе, который длился пять месяцев и был завершен 3 декабря этого года, участвовали более 200 человек из различных уголков нашей страны.

Что касается глобальных конкурсов, то ежегодно при поддержке Autodesk проходит конкурс AEC Excellence Awards. Он посвящен лучшим в мире проектам и технологиям в области архитектуры, проектирования и строительства. На AU 2020 были объявлены победители конкурса: награды получили проекты из Норвегии, Новой Зеландии, Индии, Италии и других стран. Россия на этом конкурсе также была представлена. Например, в этом году одним из финалистов стал проект компании РОСЭКО по восстановлению инфраструктуры Троице­Сергиевой лавры.

Также приятно отметить, что в этом году AU 2020 впервые был проведен в цифровом формате. Ранее эта международная конференция всегда проходила в офлайн­формате, и на нее люди приезжали со всего мира. Первый раз в рамках этого глобального мероприятия был русскоязычный трек­канал, решение о котором было принято достаточно динамично. Идея о его открытии возникла в июне, а уже в июле нам нужно было предложить программу. Мы провели среди российских пользователей большой открытый конкурс. По сути, было всего две­три недели на то, чтобы подготовить, подать заявку и отобрать победителей. Я был приятно поражен, что за столь короткий срок без предварительного объявления свыше 60 компаний прислали свои заявки. Более 20 из них были отобраны организаторами для участия в AU 2020.

Д.К.: Сначала я хотел спросить, в каком процентном соотношении по доходам можно разбить бизнес Autodesk: архитектура, машиностроение, визуализация и т.д., но, я так понимаю, сегодня основные игроки рынка стремятся к реализации какой­то единой платформы, где уже будет неважно, что именно проектировать?

Н.Д.: Дмитрий, мне кажется, ты очень тонко сформулировал вопрос, отразив в нем нерв того, что происходит сегодня во всем мире. На самом деле, сегодня наблюдается определенное смешение индустрий. Autodesk действительно работает в нескольких сегментах рынка. Если смотреть глобально, то основные — это AEC (Architecture, Engineering and Construction), MFG (Manufacturing) и M&E (Media and Entertainment). Согласно отчету за III квартал этого года, продажи Autodesk во всем мире выросли на 13%, а в Европе этот показатель равен 11%.

Проект Autodesk и NASA по созданию с помощью технологии генеративного дизайна аппарата для посадки на Марс

Проект Autodesk и NASA по созданию с помощью технологии генеративного дизайна аппарата для посадки на Марс

Но ты затронул самую интересную тему, которая связана с конвергенцией, со взаимным проникновением решений. Сегодня на рынке действительно происходят очень интересные вещи. Для тех, кто занимался традиционными, и может быть, инфраструктурными проектами, важно реализовать задачи, связанные с какой­то машиностроительной частью, и для этого им необходимы решения из машиностроительного портфеля, что, возможно, раньше столь ярко не проявлялось. И наоборот, те, кто разрабатывает машиностроительное решение, начинают проектировать его под конкретные задачи инфраструктуры, то есть встраивать решение в какие­то конкретные архитектурные форматы. Такой процесс идет, причем идет достаточно быстро.

Проект Autodesk и Airbus по использованию генеративного дизайна при проектировании компонентов для самолета

Проект Autodesk и Airbus по использованию генеративного дизайна при проектировании компонентов для самолета

Вот мы говорили про облачные технологии. Мне кажется, доступность этих технологий отчасти способствует тому, что грани решений со временем всё больше и больше размываются. Это объясняется тем, что в облаке и в рамках такой платформы, как Forge, можно создавать кроссдисциплинарные модели, в которых содержатся все результаты работы, без деления на отдельные индустриальные сегменты. Такие общие модели и становятся теми Цифровыми двойниками, которые позволяют охватить все дисциплины, удалив грани между машиностроением, архитектурным проектированием и строительством. Этот процесс мне кажется очень перспективным в силу того, что в итоге, на выходе потребители получают единую систему. Например, здание вместе с лифтами или  эскалаторами, при этом никто не задается вопросом, как построено здание или где спроектирован лифт? Потребители хотят быть уверены в том, что в целом этот торговый центр, или жилой дом, или производственная площадка будет функционировать в соответствии с требуемыми параметрами.

Д.К.: Хорошо если лифт, ну или то, что связано с каким­то сооружением, а если нужно спроектировать автомобиль или самолет?

Н.Д.: Я совсем недавно выступал на конференции Autodesk PRO Forum 2020, которая проводилась при поддержке нашего дистрибьютора — компании ПОИНТ, и приводил несколько примеров — как раз из области машиностроения. Очень яркие проекты, два из которых  международные и один отечественный. Один из международных проектов довольно хорошо известен — это проект салонной перегородки для Airbus, который был сделан по принципу генеративного дизайна. Конструкция очень прочная, но на 45% легче традиционных. По нашим оценкам, это поможет сэкономить почти полмиллиона метрических тонн выбросов CO2 в год, если такая перегородка будет использоваться в самолетах A320. Вот вам яркий пример применения самых современных технологий генеративного дизайна и 3D­печати. Да, детали, спроектированные с помощью генеративного дизайна, невозможно производить на станках — их можно сделать только с использованием 3D­печати, однако они помогут внести коррективы, когда станут частью большой конструкции, уменьшив ее вес и стоимость производства.

Второй пример — партнерство Autodesk и NASA. Аппарат для посадки на Марс был создан с помощью генеративного дизайна,  благодаря чему масса внешней конструкции уменьшилась на 35%, что для космического аппарата совсем немало.

В рамках изготовления этого изделия были объединены три разных технологических процесса: литье, обработка на многоосевых станках и 3D­печать. В зависимости от сложности и значимости одного или другого узла, автоматически был выбран тот или иной способ его изготовления. Это тоже является очень инновационным подходом и позволяет в полной мере использовать те вычислительные мощности, которые предлагают современные системы. В первую очередь возможности программного обеспечения, потому что суть сводится не к оформлению чертежей, а к выбору оптимального дизайна, оптимальной формы, оптимального решения. Здесь смещается фокус работы проектировщика от, грубо говоря, оформительской задачи и выпуска спецификации чертежа, именно к задаче оптимального выбора по заданным параметрам и подбора оптимального решения из нескольких альтернатив. Все рутинные задачи ПО решает уже автоматически, и именно такие решения реализованы в первую очередь для машиностроения. Поэтому да, и машины и самолеты!

Еще один пример — это проект компании «Декатлон», которая, по сути, изобрела велосипед заново. Благодаря генеративному дизайну стало возможным напечатать на 3D­принтере кастомизированную вилку для велосипеда, облегчив его конструкцию и сделав более быстрым, легким и маневренным. Мне кажется, это очень яркий пример! Параметрическое проектирование позволяет отойти от традиционного подхода и создать изделие с учетом конкретных пользователей и их потребностей.

Проект байка компании «Декатлон»

Проект байка компании «Декатлон»

Д.К.: Какие задачи на следующий год ставит перед собой глава представительства Autodesk в России и странах СНГ?

Н.Д.: Я с удовольствием отвечу на этот вопрос, потому что он непосредственно касается того, чем я занимался последние несколько месяцев, а именно — определением приоритетов и формированием плана работ на ближайшие три года. Здесь важно отметить, что при разработке этого плана во главу угла мы ставим заказчиков и  их потребности. Поэтому в рамках этой работы мы отталкивались от тех приоритетов, которые стоят перед экономикой, от тех проектов, которые предстоит реализовать в России. Я думаю, что детально рассказать о подготовленном нами плане сложно, потому что он учитывает работу в самом широком спектре ключевых индустрий, он предполагает активную, очень детальную работу, касающуюся различных семейств продуктов. Но если резюмировать в двух словах, то мне, конечно, очень хочется, чтобы Autodesk упрочил свои позиции на российском рынке в качестве надежного поставщика эффективных инновационных решений в инженерной отрасли для самого широкого спектра заказчиков. Это та цель, которую я ставлю перед компанией и перед собой лично.

Д.К.: Ну и традиционный вопрос, который я задаю в конце интервью вот уже 24 года: что бы ты хотел пожелать нашим читателям?

Н.Д.: Я рискну быть неоригинальным. Я желаю всем здоровья! В первую очередь здоровья и успехов в новом году! Берегите себя!