Рекламодатель: ЗАО «Топ Системы»

ИНН 7726601967 ОГРН 1087746953557

Рекламодатель: ООО «ЛС-Технологии»

ИНН 7807258360 ОГРН 1227800102375

Рекламодатель:
ООО «С3Д Лабс»

ИНН 7715938849 ОГРН 1127747049209

3 - 2023

Российский рынок программного обеспечения намерен поднять пиратский флаг?

Елена Светлая

Еще совсем недавно российские власти были решительно настроены против использования программных продуктов зарубежных IT-компаний, которые в силу политических обстоятельств решили покинуть российский рынок. Прозвучало много заявлений высокопоставленных чиновников о том, что отечественные вендоры справятся с возникшими вызовами и предоставят достойную замену иностранному софту. Однако сейчас мы наблюдаем ситуацию серьезного разворота: те же ответственные лица говорят о возможности использования, при определенных условиях, таких продуктов.

Откат назад

Что же случилось? Почему так кардинально изменился взгляд на ситуацию? Судя по всему, во властных структурах испугались, что российские ITкомпании не справятся с поставленной задачей, что их продукты и решения не смогут стать адекватной заменой иностранному софту. Эти опасения вылились в конкретные инициативы.

Если исходить из поступающей информации, в Минцифре приняли решение подготовить законопроект о принудительном лицензировании зарубежного ПО, разработчики которого прекратили свою работу в РФ. Министерство предлагает механизм, позволяющий российским пользователям переводить оплату за использование ПО на спецсчета до востребования владельцев софта. Одновременно будет разрешено его нелицензионное применение.

С точки зрения правообладателя, такое предложение — легализация использования нелицензионного ПО на государственном уровне. При этом не было проведено никакой оценки наличия в том или ином продуктовом сегменте отечественных аналогов, а также степени их зрелости. Не секрет, что есть отрасли, где отечественные продукты не только не уступают зарубежным, но зачастую и превосходят их. И теперь мы хотим лишить разработчиков такого ПО стимулов для развития?

Напомним, что с 31 марта 2022 года госзаказчикам запретили закупать иностранное ПО для использования на объектах критической информационной инфраструктуры без согласия правительства. И вот теперь такой откат. Не противоречит ли новая инициатива указу Президента? Особенно если вспомнить, что любой объект критической инфраструктуры не может существовать в вакууме и должен быть интегрирован с другими системами и объектами.

Базовые принципы

В отрасли мнения относительно такой инициативы разделились: одни считают, что она замедлит импортозамещение, другие — что позволит сохранить работоспособность критических ITсистем. Но на ситуацию следует посмотреть глубже, а не только с чисто прагматических позиций данного момента. Нужно думать о фундаментальных основах и принципах функционирования всего рынка ITуслуг в стране. Ведь речь идет о большом периоде времени, а не только о решении сиюминутных задач. Если возобладает такой узкий подход, то негативные последствия от него могут оказаться гораздо большими, чем те выгоды, которые мы получим сегодня. Если, конечно, получим…

Повторим уже высказанную мысль, так как она носит принципиальный, даже, можно сказать, фундаментальный характер. Для успешного функционирования рынка главное — это базовые принципы, заложенные в его основу на долгий период. Какими они будут, так и пойдет дальнейшее развитие. Можно получить краткосрочный эффект, но затем оказаться в ситуации, когда это развитие резко застопорится. В России так уже бывало неоднократно. Поэтому стоит подумать, следует ли в очередной раз наступать на те же грабли?

В одной многими чтимой книге сказано: «Какою мерою мерите, такою и вам будет отмерено». Если мы, по сути дела, узаконим воровство импортного ПО со стороны российских пользователей, то почему думаем, что они и по отношению к отечественным продуктам станут вести себя иначе? Взять, к примеру, ситуацию с BIM и ТИМ. Власти в лице Минстроя активно внедряют использование технологии информационного моделирования в работе строительных компаний. Если мы хотим, чтобы отечественные вендоры получали деньги от продаж своего продукта, то следует исключить случаи «пиратства» российского ПО. Но когда мы сами, точнее, по велению свыше, создаем такой нелегальный механизм, то где гарантия, что он коснется исключительно иностранцев? Потребители, научившись и привыкнув бесплатно присваивать чужой труд, со временем эту практику распространят и на своих соотечественников. И даже не по злому умыслу, а по причине невероятной привлекательности получать нужное, не платя за него. Все же по себе знают, как это приятно и как затягивает.

Есть и другой негативный фактор данного предложения, о котором, судя по всему, не задумываются его инициаторы. Потребитель, получив право на «трофейный» зарубежный продукт, выпадает из круга покупателей отечественного ПО. Это подрывает финансовую устойчивость российских ITкомпаний, сокращает их возможности по финансированию новых, столь необходимых разработок. В итоге рынок неизбежно начнет проседать, и вместо развития получим застой, а то и упадок.

У кого не надо спрашивать совета

Какой можно сделать вывод о возможных последствиях реализации предложений Минцифры? Пиратство чужого ПО нанесет ущерб отечественным компаниям сразу по нескольким позициям. Вопервых, рынок с самого начала начнет развиваться по искаженным принципам. А это чревато долгосрочными негативными последствиями.

Вовторых, такая ситуация льет воду на мельницу сбежавших вендоров, поскольку за ними остается часть рынка со всеми вытекающими проблемами, такими, например, как отсутствие нормальной техподдержки.

Позиция основной части российских вендоров уже определена. Наряду с другими объединениями, ее глашатаем стала Ассоциация разработчиков программных продуктов (АРПП), которая выступила против освобождения от ответственности за использование зарубежного софта.

По мнению членов этой организации, легализация ПО должна идти через механизмы защиты интеллектуальной собственности. Сначала станем нарушать права иностранцев, затем рано или поздно перекинемся и на своих соотечественников. Так бывает всегда, и не просматриваются причины, почему в данном случае удастся избежать подобных последствий.

Тезис второй — если мы нарушаем чужую интеллектуальную собственность, то у ее владельцев возникает полное право нарушать нашу. А как же экспортные намерения? Ведь мы хотим со своими продуктами выходить и на зарубежные рынки.

Надо понимать, что от внедрения упомянутой инициативы софт не перестанет быть пиратским (со стороны правообладателя), а следовательно, вряд ли его правообладатели будут на это спокойно смотреть. Возможностей реагировать у них предостаточно — от ввода сознательных ошибок в расчеты до банального уничтожения данных на ПК. Первая ласточка уже прилетела, и связана она с отказом от поддержки русского языка и будущим отсутствием русскоязычных интерфейсов в ряде ПО.

Есть и более глубинные последствия возможной реализации этого предложения. Возникнет программная чересполосица: какието решения будут реализованы в одних программах, а какието — в других. В таком случае теряется смысл унификации, она становится труднодостижима. А это сегодня — важнейшая задача интеграции всех программных систем.

Возникает, возможно, главный вопрос: а действительно ли наши ITкомпании смогут самостоятельно закрыть потребности отечественного рынка в ПО? Сошлемся на мнение одного из компетентных специалистов в этом вопросе — исполнительного директора компании «СиСофт Разработка» (входит в ГК «СиСофт»), главы комитета по стандартизации в области промышленного и гражданского строительства АРПП «Отечественный софт» Михаила Бочарова: «Отечественные производители программных продуктов давно и успешно заместили аналогичное импортное ПО в области САПР (к вопросу о BIM и ТИМ), и попытки “трофеить” их — не что иное, как желание западных вендоров вернуться в Россию хотя бы таким способом.

Принимать такие судьбоносные решения необходимо крайне осторожно и дифференцировано, при этом обеспечив все условия для развития собственных продуктов. Параллельно же следует внести не пролонгируемые и не обходимые (которые нельзя обойти) ограничения на вынужденное “пиратство”».

Впрочем, ситуацию всегда нужно рассматривать как можно более широко — только так можно получить наиболее объективную картину возможностей, ограничений и последствий. Так, Михаил Бочаров полагает, что сегодня существуют способы обхода санкций, например, путем разного рода сублицензирования необходимого ПО через дружественные страны. Однако при этом пользователи полностью лишаются какихлибо сервисов, включая обновления версий и техническое сопровождение от разработчика, что чрезвычайно важно для узкоспециализированного и высокотехнологичного ПО. Узаконив «пиратство», мы никак не решим данные проблемы. Это всего лишь способ ненадолго отложить решение задачи замещения ПО.

«Стоит обратить внимание еще на один важный момент — информационную безопасность, на которую зарубежные производители определенных классов программных решений могут повлиять даже в пиратских копиях», — подчеркнул Михаил Бочаров.

В заключение следует отметить, что не только Россия поднимает на мачту пиратский флаг, есть и другие страны, которые таким способом узаконивают использование ПО. Например, Беларусь легализовала пиратство и параллельный импорт, то есть ввоз товаров без согласия правообладателя. Соответствующий закон № 241З «Об ограничении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности» опубликован 6 января и будет действовать в течение двух лет.

Регистрация | Войти

Мы в телеграм:

Рекламодатель:
ООО «Нанософт разработка»

ИНН 7751031421 ОГРН 5167746333838

Рекламодатель: ЗАО «Топ Системы»

ИНН 7726601967 ОГРН 1087746953557