1 - 2000

Внедрение САПР компанией ЛАНИТ

Андрей Мазурин

10 лет на рынке информационных технологий

Почему Unigraphics?

За три года работы в журнале «САПР и графика» мне неоднократно приходилось встречаться с представителями западных софтверных компаний. И где бы эти встречи ни происходили, — на презентациях, выставках или в офисе — всюду проглядывало ничем не прикрытое стремление завоевать симпатии потенциальных покупателей и в конечном итоге продать продукт компании. И это вполне естественное и безобидное желание, если только оно не является конечной целью деятельности компании, что, к сожалению, присуще большинству посреднических фирм.

Дефицит квалифицированных специалистов, способных использовать современные компьютерные технологии на производствах, — главная преграда на пути их эффективного применения и развития отечественного рынка САПР. Это особенно актуально сегодня, когда многие программные разработки (особенно западные) в силу неумелого их применения фактически дискредитированы в глазах потенциальных потребителей. Вот почему успешное внедрение компьютерных технологий для многих разработчиков и поставщиков САПР сегодня становится важнейшей задачей. Компании, профессионально работающие на рынке информационных технологий, понимая это, привлекают квалифицированных инженеров, имеющих опыт работы на промышленных предприятиях, владеющих современными компьютерными технологиями и способных грамотно проводить внедрение сложных наукоемких программных продуктов на предприятии заказчика. Понятно, что пока таких специалистов в России не слишком много, но они есть и успешно решают поставленные перед ними задачи.

В данной публикации мы поговорим о департаменте систем компьютерного проектирования и технологической подготовки производства компании ЛАНИТ.

10 лет на рынке информационных технологий

Группа компаний (холдинг) ЛАНИТ — «ЛАборатория Новых Информационных Технологий» — является ведущим в масштабах России и СНГ центром по предоставлению информационно-технологических услуг. С момента создания в 1989 году компания постоянно развивалась, успешно осваивая одно за другим различные направления компьютерного бизнеса. ЛАНИТ сегодня представляет собой многопрофильный информационно-технологический холдинг с развитой региональной сетью филиалов, дочерних компаний и технических центров.

В более чем десяти предприятиях холдинга работают свыше 900 квалифицированных специалистов.

Головное предприятие холдинга — ЗАО ЛАНИТ, а также несколько профильных предприятий расположены в Москве. Дочерние фирмы ЛАНИТ успешно работают в Санкт-Петербурге, Ташкенте, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском и Южно-Сахалинске.

ЛАНИТ — крупнейший российский системный интегратор и поставщик решений более чем сорока ведущих мировых производителей программного обеспечения, компьютерного и сетевого оборудования.

Летом 1998 года мировой лидер в области системной интеграции корпорация Electronic Data Systems (EDS) и компания ЛАНИТ создали предприятие ЭДС-ЛАНИТ, которое предлагает российским заказчикам тот же диапазон и уровень решений, что и крупнейшая мировая корпорация. Объединенный спектр услуг двух компаний способен удовлетворить практически все возможные потребности заказчиков в любой современной отрасли: государственном и муниципальном управлении, банковской и финансовой сфере, индустрии и транспорте, науке и образовании, торговле и сервисе.

Вот некоторые направления деятельности компании ЛАНИТ, представляющие интерес для промышленных предприятий:

  • Комплексная автоматизация управления предприятий и корпораций, в том числе с территориально распределенной структурой, на базе интегрированных решений с использованием продуктов SAP R/3, Baan, System 21, Hyperion, а также собственных программных разработок ЛАНИТ, включая систему комплексной автоматизации предприятий LanEnterprise.
  • Внедрение на предприятиях комплексных систем компьютерного проектирования, инженерного анализа, технологической подготовки производства и управления проектными данными (CAD/CAE/CAM/PDM).
  • Разработка информационных систем для крупных корпоративных заказчиков: создание больших распределенных информационных систем «под ключ»; двух- и трехзвенная архитектура «клиент-сервер»; масштабируемые многоплатформные решения; обеспечение информационной безопасности (деятельность ЛАНИТ лицензирована Гостехкомиссией РФ, ФСБ и ФАПСИ).
  • Проектирование и создание локальных и глобальных вычислительных сетей, систем гарантированного электропитания и кондиционирования.
  • Решение проблем качества.
  • Решение проблемы 2000 года.

Комплексная автоматизация инженерной деятельности на базе программных продуктов компании Unigraphics Solutions — сравнительно новое направление деятельности компании. Департамент систем компьютерного проектирования и технологической подготовки производства компании ЛАНИТ был создан в начале 1999 года. Но результаты успешной работы молодого коллектива уже сегодня привлекают внимание не только потенциальных потребителей САПР, но и конкурентов, продвигающих альтернативные решения на российском рынке программного обеспечения.

С секретами успеха коллектива и трудностями, возникающими на пути внедрения современных компьютерных технологий на российских предприятиях, с читателями журнала «САПР и графика» согласился поделиться руководитель департамента CAD/CAE/CAM-систем Сергей Львович Марьин.

В начало В начало

Почему Unigraphics?

«САПР и графика»: Сергей Львович, для решения каких задач в составе компании ЛАНИТ появился департамент систем компьютерного проектирования и технологической подготовки производства и когда это произошло?

Сергей Марьин: Данное направление в компании ЛАНИТ открылось в начале 1999 года, а некоторое время спустя был сформирован отдельный департамент. Открытие данного направления объясняется в первую очередь заключением в 1998 году между ЛАНИТ и американской компанией EDS соглашения о стратегическом партнерстве. В числе услуг, аналогичных предоставляемым EDS по всему миру, явно недоставало сапровского направления. Появление спроса на CAD/САЕ/CAM-системы со стороны российских промышленных предприятий, на которых наблюдается некоторое оживление, также способствовало развитию этого направления. Особенно это относится к промышленности, работающей на экспорт, у которой во многом благодаря финансовому кризису 1998 года появились дополнительные возможности и ресурсы.

СГ: Судя по уже имеющимся результатам сравнительно молодого департамента, в незрелости его трудно заподозрить. Кто составил основу коллектива?

С.М.: Коллектив в настоящее время состоит из пяти человек.

Николай Александрович Бондаренко — менеджер по работе с клиентами. Работал в АСМ-Холдинге, более трех лет являлся коммерческим представителем Unigraphics Solutions в России. Имеет большой опыт по продвижению системы Unigraphics в России.

Дмитрий Петрович Володин — ведущий технический специалист. Начинал трудовую деятельность на ЗВИ. С 1994 года занимается внедрением САПР, курирует направление проектирования (CAD) инженерных расчетов (CAE) и производства на станках с ЧПУ (CAM). Проходил обучение по САПР среднего уровня в США. Проводил обучение и осуществлял поддержку работы с системами Unigraphics и Solid Edge на многих российских предприятиях, в числе которых — Завод турбинных лопаток (г.С.-Петербург), Завод холодильников Stinol (г.Липецк), «Автосвет» (г.Киржач), завод «Полимермаш» (г.Ярославль), ОАО «Уральские машиностроительные заводы», ГУПО «Уральский оптико-механический завод».

Ирина Ивановна Шумилина — руководитель проекта. Более десяти лет работала конструктором в КБ им. М.Л.Миля. Последние пять лет специализируется на изучении и анализе различных систем САПР и эффективности использования компьютерных технологий. Комплексные проекты ОАО «Рыбинские моторы», ФГУП ПО «Уральский оптико-механический завод».

Андрей Алексеевич Никитин — технический специалист. Занимался практической конструкторской работой в системе Unigraphics в АК им. С.В.Ильюшина. Специализируется в области систем управления данными проекта (PDM).

И ваш покорный слуга — директор департамента. Двадцать лет проработал в авиационной промышленности, последние годы в должности руководителя отдела перспективного проектирования КБ им. М.Л.Миля, курировал вопросы САПР в КБ. Обучался менеджменту и реинжинирингу в Бельгии и Франции, имею международный диплом Master Change Management. Изучением САПР начал заниматься как пользователь. Четвертый год работаю в профессиональной команде, внедряющей компьютерные технологии на промышленных предприятиях. Наиболее значимые проекты — ОАО «Рыбинские моторы», «Воронежское акционерное самолетостроительное общество», ОАО «Уральские машиностроительные заводы», ГУПО «Уральский оптико-механический завод», «Специальное конструкторское бюро машиностроения» (г.Курган).

СГ: Каковы ваши основные принципы работы? И почему в качестве базового инструмента для автоматизации инженерной деятельности вы предлагаете заказчикам Unigraphics?

С.М.: Прежде чем ответить на эти вопросы, рассмотрим основные САПР. Условно их можно разделить на три класса:

  • Системы низкого уровня. Это системы типа AutoCAD, представляющие собой, по сути дела, электронный кульман, который ни в коей мере не затрагивает изменения самой технологии проектирования и технологической подготовки.
  • Системы среднего уровня. Это системы, которые позволяют в полной мере осуществлять трехмерное моделирование и создавать электронные математические модели, адекватные реальным физическим моделям. Для примера можно назвать SolidWorks, Solid Edge, с некоторой натяжкой — Mechanical Desktop. Здесь пользователь получает все преимущества трехмерного проектирования: топологическую точность, возможность анализа трехмерных моделей и использования в подготовке управляющих программ для станков с ЧПУ. Эти системы следует рассматривать как еще один шаг, который позволяет извлечь новые реальные возможности из компьютерного проектирования. Сюда же можно отнести специализированные расчетные, аналитические системы, системы подготовки управляющих программ для станков с ЧПУ.
  • Системы высшего уровня. Здесь можно выделить два основных признака, отличающих их от остальных систем. Во-первых, возможность обеспечения всего цикла создания изделия — от концептуальной идеи до реализации — внутри самой системы, без дополнительного использования внешних приложений. Во-вторых, обеспечение единой среды для разработки изделия и поддержка параллельного инжиниринга, то есть создание единой цифровой модели, с которой все участники проекта могут работать одновременно. Такие системы должны иметь достаточно мощные средства параметризации, позволяющие проводить изменения сложных структур в больших сборках, иметь возможность построения сложных ассоциативных связей, а также определенную гибкость, так как изделие в процессе проектирования постоянно изменяется.

И в этом, кстати, кроется ответ на вопрос, почему мы занимаемся продуктами Unigraphics и Solid Edge. Мы абсолютно уверены, что на сегодняшний день с точки зрения обеспечения единой среды разработки изделия Unigraphics существенно опередил всех своих конкурентов. Благодаря мощному ядру Parasolid практически все задачи решаются не во внешних приложениях, как, например, в CATIA, где параметризация осуществляется на уровне внешнего модуля, а на уровне ядра и все ее приложения одинаково работают внутри системы. Это очень важный момент. Поэтому на верхнем уровне мы работаем с Unigraphics, а на среднем — с Solid Edge, что объясняется не только тем, что эта система является продуктом фирмы Unigraphics Solutions, а прежде всего тем, что эта система тесно интегрирована с Unigraphics. Вместе они создают такую единую среду, в которой компонент или деталь, созданная в Solid Edge, беспрепятственно включается в сборку Unigraphics с полным сохранением ассоциативности, и наоборот. Другими словами, можно построить такую схему работы, когда проектирование сложной сборки ведется в Unigraphics, а проектирование отдельных деталей — в Solid Edge, без разрушения концепции параллельного инжиниринга и концепции единой цифровой мастер-модели, создаваемой пользователями.

На сегодняшний день мне не известно ни одной пары систем двух разных уровней, способных обеспечить подобную среду на рынке САПР.

Но какой бы совершенной ни была система, она сама по себе не обязывает в полной мере использовать все ее возможности. Можно купить Unigraphics и работать с ней как с AutoCAD, решать частные задачи на одном рабочем месте, что, к сожалению, часто и происходит на российских предприятиях, когда из-за непонимания требуемой организационной структуры и возможностей системы эти возможности просто не используются. В этом случае обмен информацией осуществляется на неконтролируемом файловом уровне, что приводит к тому, что концепция параллельного инжиниринга просто не реализуется, а лишь создаются отдельные элементы электронной модели.

Спрашивается: зачем нужно было покупать такую дорогую систему? Понятно, что в этом случае никакого возврата инвестиций ожидать не приходится. Поэтому большое внимание мы уделяем вопросам внедрения.

При работе с заказчиками мы всегда исходим из того, что деньги, которые заказчик тратит на предлагаемые нами информационные технологии (и деньги немалые), должны возвращаться, и как можно скорее. А это возможно только при грамотном подходе к внедрению.

Мы организуем консультации по вопросам организации бизнес-процессов по внедрению системы, помогаем найти технологические цепочки, которые, во-первых, были бы замкнуты, то есть обеспечивали весь цикл от проектирования до получения готового изделия, а во-вторых, действительно могли бы позволить достаточно быстро достичь ощутимого эффекта. А это чрезвычайно важно, особенно когда происходит первое внедрение системы на предприятии. Очень важно, чтобы предприятие почувствовало отдачу от внедрения.

При первом внедрении мы стараемся ничего не «ломать» и в то же время организационно обеспечить нормальную работу. В соответствии с теорией любого изменения очень важно учитывать человеческий фактор, чтобы внедрение системы не отражалось на положении сотрудников. Люди попросту за деревьями не увидят леса. Мы строим работу таким образом, чтобы, с одной стороны, внедрение дало предприятию реальную отдачу и люди это почувствовали, а с другой стороны — чтобы организационные изменения первого шага не привели к какому-то противодействию.

СГ: Насколько оправданно разбивать внедрение на этапы?

С.М.: Нельзя объять необъятное. Если взять любое российское предприятие и предположить, что «с неба упали» 500 рабочих мест системы высокого уровня, то скажите, что произойдет? Да ничего! Ни одно предприятие это все разом освоить не сможет. Оно не готово к этому ни по количеству специалистов, которых можно посадить на эти рабочие места, ни по наличию руководителей, способных организовать правильный процесс проектирования. Поэтому при внедрении необходимо соблюдать некоторую этапность.

Кроме того, средства российских предприятий не рассчитаны на суперглобальные проекты, и в то же время всегда есть некоторые опасения ошибиться с выбором партнера и потерять эти деньги.

Это совершенно нормальный подход, и поэтому, как правило, идет какое-то начальное внедрение, может быть, не очень крупное, но главное, чтобы это начальное внедрение решало конкретную задачу, которая должна быть поставлена. Это может быть либо автоматизация замкнутой технологической цепочки, наиболее тяжелой и трудоемкой, либо создание среды проектирования изделия на качественно новом уровне. Здесь, повторяю, важно, чтобы задача была четко сформулирована. Дальнейшая наша задача — обеспечить получение от внедрения реальной пользы для предприятия. После этого, как правило, заказчик сам становится крайне заинтересованным в расширении и охвате других сфер проектирования и технологической подготовки.

СГ: С чего следует начинать автоматизацию машиностроительных предприятий?

С.М.: Мы считаем, что внедрение следует начинать с CAD/CAM-систем и только потом внедрять системы PDM. Нельзя начинать с PDM-систем потому, что для управления еще нет данных, а при отсутствии данных нет понимания решаемых системой задач. При первоочередном внедрении PDM на машиностроительных предприятиях вложенные деньги оказываются замороженными.

Внедрение CAD/CAM-систем, с одной стороны, дает возможность получения сравнительно быстрой отдачи от капиталовложений, а с другой — с появлением данных как результата работы с CAD/CAM пользователь начинает понимать назначение и важность использования в работе той же PDM-системы.

СГ: Предприятия, с которыми вам приходится работать, наверняка уже успели попробовать не одну CAD/CAM-систему и с некоторыми, возможно, продолжают работать. Не является ли это помехой для внедрения Unigraphics? Как вы увязываете их работу с работой Unigraphics?

С.М.: Если на предприятиях действуют какие-то системы более низкого уровня, а AutoCAD есть практически на всех заводах, мы рассматриваем это как благоприятный фон для внедрения Unigraphics — по крайней мере люди уже умеют работать с компьютером. Что касается взаимодействия с системами низкого уровня, то здесь принципиальных проблем нет. Какой смысл использовать Unigraphics для выпуска конструкторской документации? Российские предприятия еще не настолько богаты, чтобы позволить себе такое удовольствие. Поэтому сквозные компьютерные технологии сосуществуют с традиционными, построенными на интеграции нескольких систем. Единственное, что мы должны сделать, — организовать интерфейсный обмен данными. Эти вопросы вполне решаемы, и мы этим занимаемся.

Безусловно, необходимость передачи данных в другие системы приводит к разрыву связей с основной мастер-моделью. Поменялась модель — и рабочий чертеж в том же AutoCAD нужно изменять вручную, а самое главное — не забыть это сделать. Если есть PDM-система — это сделать уже легче, но факт остается фактом. Гораздо лучше выполнять рабочие чертежи в системе Solid Edge, которая сохраняет ассоциативные связи с мастер-моделью, созданной в Unigraphics.

СГ: Для получения замкнутой цепочки необходимо современное оборудование. Какие требования вы предъявляете к станочному парку?

С.М.: Безусловно, если нет выхода на станки с ЧПУ, то цепочка просто не замыкается. Но помимо подготовки управляющих программ всегда присутствует процесс проектирования изделия, предшествующий решению технологических задач, и только при компьютерном проектировании особенно сложных изделий уже можно получить большую выгоду.

Область промышленности, в которой мы работаем, в основном составляют предприятия, занимающиеся выпуском наукоемкой продукции (это в основном оборонный комплекс). Как правило, станочные парки таких предприятий содержат оборудование с ЧПУ. А это позволяет замкнуть технологическую цепочку и извлечь наибольшие выгоды, которые можно получить от внедрения системы.

Если станки не столь совершенны, то для получения заданного качества получаемых деталей требуется некоторая доводочная работа. Но в любом случае обеспечивается более высокая точность изделия, когда оснастка делается по такой технологии.

СГ: Есть ли у российских предприятий своя специфика, накладывающая ограничение на применение западных систем и можно ли говорить о специализации систем верхнего уровня?

С.М.: Структура российской промышленности накладывает определенные ограничения на рынок тех или иных систем. Возьмем для примера хорошо известную на Западе и в России систему Pro/Engineer фирмы PTC. Это первая параметризованная система, которая появилась на рынке программных продуктов в 1988 году. Заложенная в системе так называемая жесткая параметризация приводит к тому, что в процессе построения модели изделия все параметры должны быть жестко заданы и определены в явном виде. «Потянув» за одно звено такой модели, мы приводим весь механизм в действие. Пока деталь несложная, все это быстро пересчитывается, не требуя больших ресурсов. Но когда строится сложная модель, которая, в свою очередь, включается через связывание параметров в сборку, то оказывается, что, изменяя одно звено, мы затрагиваем множество последующих звеньев, и на сложной модели, как правило, в каком-нибудь месте появляются топологические коллизии, не позволяющие в действительности провести эту операцию. В результате, несмотря на то что система полностью параметризована, изменить параметры на сложной модели практически невозможно.

Основными потребителями Pro/Engineer на Западе выступают прежде всего небольшие специализированные компании, которые занимаются выпуском широкой номенклатуры однотипных несложных изделий. На Западе при развитой кооперации очень много таких фирм, которые выпускают, скажем, широкую гамму клапанов или штуцеров. Там нет больших сборок, нет сложных топологических форм, но есть большая номенклатура типовых деталей. Здесь Pro/Engineer прекрасно работает.

В России нет такой широкой кооперации и очень мало специализированных фирм. А применять Pro/Engineer, скажем, в авиационной промышленности — просто абсурд, хотя такие попытки мы сейчас наблюдаем в России.

Не принимать во внимание существующей специализации систем, базирующейся на мировой практике их применения, опасно. Впрочем, так же, как и недопонимать реальный смысл рекламируемых возможностей систем.

Часто приходится слышать, что только в Pro/Engineer есть двусторонняя ассоциативность. Да, это так. Но это не достоинство, а скорее, недостаток системы. Если деталь и используемая для ее изготовления оснастка спроектированы, то при изменении детали автоматически меняется и оснастка. Это прямая ассоциативность. Но если в Pro/Engineer вы поменяете оснастку, то автоматически поменяете и деталь. Это обратная ассоциативность. С точки зрения общей философии проектирования этого допускать ни в коем случае нельзя, иначе процесс получается неконтролируемым. У технолога всегда есть желание упростить изделие, но при этом деталь может потерять свою функциональность, и этого никто не заметит. У детали должен быть один хозяин — ее конструктор. Только он может вносить изменения.

Это большой недостаток Pro/Engineer, который часто преподносится как достоинство, что является следствием инженерного непонимания.

СГ: Назовите, пожалуйста, области наиболее эффективного использования Unigraphics. Каковы перспективы его распространения в России?

С.М.: Unigraphics целесообразно применять для проектирования сложных изделий, поэтому не случайно эта система широко применяется на Западе в авиации, автомобильной промышленности, для проектирования изделий, требующих сложной технологической подготовки, имеющих сложную структуру, требующих сложных видов инженерного анализа. В России много предприятий, специализирующихся на выпуске конструктивно и технологически сложных изделий. Другое дело, что большинство из них находится в очень тяжелом положении и до сих пор не охвачено никакой компьютеризацией. Как будет обстоять дело завтра, зависит от дальнейшего развития политической ситуации в стране. Пока приходится констатировать, что политическая ситуация поставила всю нашу промышленность, и в первую очередь наукоемкую, в очень тяжелое положение. Хотя с начала 1999 года мы наблюдаем некоторый подъем промышленности, тем не менее очень многие высокотехнологичные предприятия, конструкторские бюро и заводы не имеют каких-то перспектив на возрождение в обозримом будущем.

Но, что бы там ни говорили, Россия была и остается промышленной страной, потенциал которой достаточно высок и будет еще развиваться. А значит, и в дальнейшем будут активно внедряться передовые компьютерные технологии, в том числе и Unigraphics.

СГ: А если заказчик вместо Unigraphics попросит вас поставить другую систему?

С.М.: Мы как системные интеграторы не привязаны ни к какому вендору. Мы много лет занимаемся внедрением компьютерных технологий, и превалирует здесь, скорее, инженерный подход, нежели торговый. Казалось бы, нам как коммерческой компании должно быть все равно, что продать. Но мы не продаем системы, а внедряем компьютерные технологии. Если для решения задач предприятия требуется система действительно высшего уровня, то для обеспечения наиболее эффективного внедрения мы будем предлагать ту систему, которая, по нашему мнению, является сильнейшей в данный момент. Только в этом случае мы можем гарантировать предприятию успех от внедрения. Сейчас, как я говорил, такая система — это Unigraphics. Если мы поймем, что какая-либо другая система стала мощнее, мы будем представлять эту систему, но в любом случае предлагаться будет комплексное решение, в наибольшей степени отвечающее задачам конкретного заказчика.

СГ: С точки зрения инженерного и управленческого состава насколько российские предприятия готовы к компьютеризации своих производств?

С.М.: Уровень технического персонала (я имею в виду конструкторов и технологов) на российских предприятиях, особенно оборонного комплекса, очень высок. Практика показывает, что российские инженеры осваивают новые технологии заметно быстрее, чем их западные коллеги. На Западе, например, приняты гораздо более длительные сроки обучения. Наши западные партнеры нередко удивляются высоким темпам освоения сложных систем и степени отдачи, достигаемым на наших предприятиях при их внедрении. Поэтому с инженерным составом дела обстоят более или менее благополучно.

Что касается управленческого состава, то здесь проблем больше. Это связано в первую очередь с тем, что внедрение современных систем верхнего уровня, (не важно, где это происходит, — в России или на Западе) хуже укладывается в линейную структуру. Линейная структура организации проектных работ предполагает наличие большого числа отделов, занимающихся определенной тематикой. Один такой отдел одновременно участвует сразу во всех проектах, которые ведутся на данном предприятии. В такую структуру любая система верхнего уровня внедряется очень тяжело. Практически вся наша промышленность имеет линейную структуру организации. Отсюда возникают проблемы, связанные, например, с тем, что любой начальник отдела в силу резко возрастающих требований к нему не заинтересован во внедрении системы и подсознательно стремится отторгнуть ее. На него действует психологический фактор («всегда делали хорошую технику без всяких компьютеров и будем делать»), а кроме того, рассредоточение рабочих мест по отделам может разрушить целостность концепции по применению компьютерных технологий… Начинается переоценка сотрудников, смещение ценностей с одних работников на других, а отсюда неблагоприятные личностные отношения и т.д.

Много легче внедряются компьютерные технологии в матричную структуру, когда команда собирается под конкретный проект, например при проектировании самолета. Никаких других проектов эта группа больше не ведет. Но в нашей промышленности такие структуры создаются очень тяжело, в то время как на Западе матричная структура давно существует и успешно функционирует.

Что касается общей подготовленности руководителей наших предприятий к внедрению компьютерных технологий, то я могу сказать, что большинство современных руководителей — квалифицированные управленцы и специалисты в своей области, которые начинают понимать, что без этих технологий успешно развиваться и конкурировать невозможно. Наша задача — помочь руководителям правильно сориентироваться при выборе и внедрении подобных систем.

СГ: Не могли бы Вы назвать основные принципы или подходы, соблюдение которых может гарантировать предприятию успех от внедрения?

С.М.: Общего рецепта здесь не существует. Занимаясь внедрением, мы в каждом конкретном случае ищем свой подход и даем те или иные рекомендации, как технические, так и организационные. Окончательное решение принимает руководство завода. В качестве примера могу привести принцип, несоблюдение которого может поставить под удар всю работу по внедрению. На предприятии обязательно должен быть ответственный за внедрение, причем он должен обладать полномочиями, с которыми не могли бы не считаться начальники автоматизируемых подразделений. Особенно это важно на первом этапе, когда для налаживания правильных принципов организации бизнес-процессов порой требуется просто диктат. Существует также масса других принципов, но без соблюдения этого они не будут работать должным образом.

СГ: Несмотря на проблемы, связанные с уровнем подготовленности руководителей предприятий и пользователей программных продуктов, несмотря на финансовые трудности, испытываемые российскими предприятиями при сравнительно высокой стоимости Unigraphics, ее внедрение вашей командой осуществляется довольно успешно. Не могли бы вы несколько слов сказать об основных проектах?

С.М.: За год работы в компании ЛАНИТ у нас уже есть несколько проектов по внедрению Unigraphics, но я выделил бы два из них. Первый — на заводе «Уралмаш» в Екатеринбурге. Завод занимается проектированием и изготовлением сложного технологического оборудования. Это прокатные станы, станы непрерывной разливки стали, буровое и горное оборудование, экскаваторы. Сегодня Unigraphics используется на заводе главным образом для проектирования сложного оборудования. Завод уже имеет хорошие результаты: его специалистами спроектированы станы, содержащие до нескольких тысяч компонентов . Все работы по созданию моделей были выполнены специалистами завода в режиме параллельного инжиниринга, и с созданными цифровыми моделями можно активно работать и проводить любые изменения .

На реализацию этого проекта ушло полгода, и по истечении этого срока предприятие получило реальную отдачу. Сегодня обсуждаются планы дальнейшего расширения использования системы. В частности, появилась потребность подготовки конструкторской документации для спроектированных машин. Более вероятно, что для решения этой задачи будет использоваться Solid Edge.

Другой крупный проект — Уральский оптико-механический завод (УОМЗ) . Сейчас там полным ходом идет процесс внедрения и уже получены некоторые положительные результаты: в частности, завершено внедрение системы для проектирования изделий, и специалисты завода с нашей помощью осваивают выход на технологию, на станки с ЧПУ .

Почему я выделил эти два проекта? Дело в том, что проекты «Уралмаш» и УОМЗ достаточно крупные и специалистами ЛАНИТ был проведен весь комплекс работ по внедрению компьютерной технологии проектирования, составлены и оптимизированы спецификации программных средств, подобраны и поставлены компьютерное оборудование и периферия, спроектированы и установлены компьютерные сети, проведено обучение пользователей и консультирование руководителей. Здесь наши заказчики получили возможность на собственном опыте ощутить все преимущества работы с системным интегратором, в качестве которого выступает наша компания на рынке информационных технологий. Для УОМЗ помимо Unigraphics мы поставляем электронный и оптический CAD. Уже намечены планы работы на 2000 год, которые будут охватывать другие области информационных технологий. К настоящему моменту к работе с УОМЗ уже подключились другие департаменты, в частности департамент, занимающийся внедрением систем управления предприятием (ERP).

Важно, что заказчик полностью доверяет нам как профессионалам в своей области. Работая с разными подразделениями нашей компании, он на собственном опыте убедился, что мы не только изучаем проблему, даем свои рекомендации, поставляем и внедряем решения, но и отвечаем за результаты внедрения.

«САПР и графика» 1'2000