4 - 2001

Как лучше «автоматизироваться»?.. По уму!

Владимир Максимов

Исходные данные

Ты помнишь, как все начиналось?

Что же мы «напроектировали»?

А дальше?..

Цыплят по осени считают…

Все когда-нибудь кончается

Почему «Североникель»?

Надеюсь, никто не подумает, что мне просто захотелось похвастаться, рассказывая, как умно занимается автоматизацией проектных организаций и комплексных подразделений наша компания. В то же время кое-какой опыт накоплен, и описание даже одного конкретного примера (и соответствующих ошибок), думаю, поможет в будущем и нам, и вам.

Исходные данные

Комбинат «Североникель» — типичное градообразующее предприятие (г. Мончегорск, Мурманская обл.) со сложным производственным циклом по выпуску цветных и драгоценных металлов. Проектные работы в интересах комбината и города выполняет специализированная структура — Проектно-исследовательский центр (ПИЦ).

ПИЦ — это без малого 200 проектировщиков, занимающихся разработкой генплана, архитектурных решений, проектированием и расчетом строительных конструкций, а также всех остальных разделов строительного проектирования (с учетом тиража — порядка 3000 листов А1 в месяц).

ПИЦ — это мощный отдел технологического проектирования, разрабатывающий проектную документацию на ремонт и новое строительство по технологическим участкам, полупромышленным установкам и пр.

ПИЦ — это исключительно профессиональный конструкторский отдел (механики), занимающийся разработкой документации на реконструкцию и ремонт печного оборудования, энергооборудования, подъемных и транспортных машин и др.

ПИЦ — это комплексный отдел сметной документации и выпуска проектов.

На момент нашего знакомства (август 1999 года) в Центре и на комбинате в целом созрело понимание необходимости переходить от частных решений по автоматизации отдельных функций проектирования к чему-то «более комплексному» и дающему реальную отдачу. При этом Управление автоматизации комбината имело достаточно далекие от САПР задачи и могло помочь лишь в плане сетевого решения. В структуре самого ПИЦ, который, собственно, и предстояло автоматизировать, была лишь одна «штатная единица», которая (как водится) разрывалась между сотней неотложных дел по сопровождению имеющегося хозяйства.

В начало В начало

Ты помнишь, как все начиналось?

Как уже было сказано, в августе 1999 года нам предложили принять участие в почти завершившемся конкурсе на создание электронного архива для ПИЦ АО «Комбинат Североникель» с приложенной спецификацией — «чего ребята хотят». Хотели они довольно много разных вещей, в том числе весьма далеких от электронного архива (например, систему проектирования пружин). Ну да это — не в диковинку.

Первая ошибка, которой нам удалось избежать, — буквальное следование заданию. То есть, конечно, коммерческое предложение мы выслали, но одновременно начали вести разведку и даже «подрывную деятельность» с целью доказать, что серьезное комплексное решение не может родиться в результате ночных бдений двух-трех человек. К счастью, понимал это и сам будущий заказчик, который, как выяснилось позднее, активно готовился к серьезной работе.

В результате первый конкурс тихо угас, а мы получили в октябре приглашение участвовать в новом конкурсе — на разработку проектного решения системы автоматизации проектных работ (САПР) для Проектно-исследовательского центра АО «Комбинат Североникель». Это означало, что заказчик не допустил вторую и самую серьезную ошибку, то есть не приступил к делу без продуманной и обоснованной программы действий.

Третья ошибка, которой нам тоже благополучно удалось избежать — жесткая конкуренция с нашими коллегами. Основными из них были московская компания ЛОЦИЯ-СОФТ и питерский АСКОН. С ними-то мы и достигли соглашения о партнерстве, согласно которому — с учетом нашего опыта работ с РАО «Норильский никель» — нам предоставили роль генподрядчика.

Вы спросите, какое это имеет отношение к практическому опыту автоматизации проектирования, которому посвящен данный номер журнала?

Самое непосредственное. Мы правильно сформулировали задачу и подготовили силы для ее решения.

Конечно, до формулировки в тот момент было еще далеко, но мы доказали заказчику, что обосновать перед РАО инвестиции на автоматизацию (как это принято на предприятиях «Норильского никеля») и, самое главное, с умом освоить заложенные средства можно, только имея убедительный проект автоматизации.

Еще раз повторяю, мы не претендуем на роль самых умных. В том или ином виде о таком подходе говорят (и даже следуют ему) и другие. Нам это сделать проще, потому что на предпроектное обследование выезжает бригада, включающая опытных проектировщиков, многие годы профессионально занимающихся комплексной автоматизацией. В результате и проект получается убедительным.

Хочется дополнительно подчеркнуть важность начального этапа. Как известно, исправить ошибку, выявленную на этапе проекта, порой в десятки раз легче и дешевле, чем выявленную на следующем этапе. Толковый проект позволяет увериться самим и убедить других в правильности выбранного решения. Как правило, такой проект рассматривается и утверждается техсоветом предприятия, после чего становится на несколько лет подлинной программой действий.

«Побочный эффект» — руководителям отделов автоматизации приходится тратить гораздо меньше сил, чтобы согласовать с руководством приобретение очередного компьютера или программы, а особенно — гораздо более серьезных вещей.

В начало В начало

Что же мы «напроектировали»?

В итоге получился весьма увесистый том, содержащий картину состояния дел, возможные варианты решения задачи, анализ плюсов и минусов как конкретных решений, так и их взаимосвязей. А также экономическое обоснование эффективности вложений, детальные поэтапные спецификации, программы учебных курсов. Последнее для нас принципиально. Просто поставить и даже запустить систему — только начало. Чтобы получить реальную отдачу, персонал надо обучить.

Основными разделами проекта были требования к сетевому решению (к тому моменту было принято решение, что сеть будет общекомбинатская и делаться она будет сторонними исполнителями), анализ и рекомендации по графическим и рабочим станциям, электронному архиву и техническому документообороту, автоматизации проектных работ и управлению проектом.

В минимальной степени мы коснулись (просто иначе не было надежды, что все это не останется на бумаге) и организационных вопросов.

В начало В начало

А дальше?..

Как ни странно, чуть ли не первым шагом руководства после принятия разработанного нами проекта стало изменение штатного расписания. В структуре Центра появился отдел, призванный заниматься вопросами автоматизации, а наш давний соратник Г.В.Сергеев возглавил его, получив возможность не только «отвечать за все, не имея ничего». Надеюсь, легче стало и Г.Л.Фурману — человеку, который практически на одном энтузиазме многое сделал для продвижения дела автоматизации, начальнику отдела, в котором раньше числилась та самая «штатная единица».

А дальше — скоро сказка сказывается…

Пока же сказалась допущенная нами ошибка. Увлекшись собственным проектом, мы упустили из виду ход работ по сетевому решению. На комбинате же возникли различные сложности по поставке сетевого оборудования и монтажу.

Конечно, наученные горьким опытом, мы теперь всегда достаточно жестко настаиваем, на том, что сетевое решение (от проекта до монтажа и пусконаладки) должно выполняться нами или нашими субподрядными организациями. Но в тот раз Управление информационных систем РАО «Норильский никель» четко указало, что предлагаемые нами сроки поставки сетевого программного обеспечения месяцев на шесть опережают реальные сроки монтажа сети, а посему — «не спешите, ребята».

В начало В начало

Цыплят по осени считают…

По осени, все еще не имея подписанного контракта на поставку, мы заказывали тяжелое оборудование (на первом этапе планировалось поставить инженерный комплекс XEROX 8825 DDS и кое-что еще «по мелочи»), одновременно пытаясь «впихнуть» в заложенные на год суммы все реальные потребности и искренне при этом недоумевая, почему пересчитывать запланированные рубли надо по курсу 32,5.

По осени мы гнали грузовики с компьютерами из Москвы в Мончегорск, доказав в жесткой борьбе, что предлагаемые нами компьютеры KLONDIKE лучше и дешевле (чего нам это стоило!), чем у конкурентов. Гнали, чтобы успеть «до 10-го» получить подписанные акты, а то «после 12-го» векселя в РАО будут выписывать со сроком погашения на месяц позже.

Наконец, по осени мы начали поставку КОМПАС для механиков, а также локальных версий расчетных и графических программ для строителей.

Сеть все еще не была готова, и уже отгруженный AutoCAD томился на складе, а мы не могли из-за этого запустить серьезные прикладные пакеты вроде Hyper Steel для проектирования металлоконструкций, систему проектирования трубопроводных систем для технологов REBIS AutoPLANT.

Впрочем, забыл, перед осенью были весна и лето, когда мы (по отдельным договорам) успели обучить основной состав проектировщиков работе и с AutoCAD, и с AutoPLANT, и со многими другими пакетами, входившими в поставку. Нас уже ждали, торопили и этим сильно поддерживали морально.

Еще до осени были поставлены «в долг» комплекты КОМПАС (как мы убедились, эта «легкая» система отлично уживается с более серьезными пакетами Mechanical Desktop и даже INVENTOR). Были запущены пробные рабочие места системы электронного документооборота PartY, которая была признана наиболее подходящей для использования в ПИЦ.

В начало В начало

Все когда-нибудь кончается

И вот уже запущены все системы. Идет реальная работа над реальными проектами. Расчетчики больше не вспоминают, как «отбрыкивались» от нашего предложения системы прочностных расчетов конструкций SCAD, не желая расставаться с «досовской» программой ЛИРА. А сметчики, напротив, не так уж довольны, что больше не работают со старым АВС. Ничего, будем «причесывать» под них и их воспоминания новые пакеты. Будем разрабатывать для заказчика новые графические базы, учить новых пользователей, обновлять версии.

На самом деле все только по-настоящему разворачивается.

В начало В начало

Почему «Североникель»?

А действительно, почему я решил рассказать об этом проекте? Ведь немало их у нас в разных отраслях и регионах, в той же металлургии и горнодобывающей промышленности, в нефтехимии, у атомщиков. Долгие годы работаем (а то и дружим) со многими проектировщиками, дорожниками, строителями... Теперь среди них и механики.

Так почему вспомнились прежде всего эти северные края? Может, как раз потому, что — северные?

Партнеры у нас везде замечательные. Но когда выходишь из самолета на мурманском аэродроме, запахи сопок сводят с ума. А на центральной улице Мончегорска — проспекте Металлургов — брусника чуть ли не на каждом шагу. Попробуй такое забыть.

«САПР и графика» 4'2001