4 - 2003

Bentley Systems: взгляд из России

Дмитрий Красковский

В последнее время западные компании — разработчики САПР все больше обращают внимание на российский рынок. В середине марта с деловым визитом Москву посетил Мика Салолахти (Mika Salolahti), директор северного региона компании Bentley Systems, в этот регион входит и Россия. Благодаря cодействию Дмитрия Крысанова, регионального представителя Bentley Systems, г-н Салолахти дал согласие ответить на вопросы главного редактора журнала «САПР и графика».

Дмитрий Красковский: Расскажите, пожалуйста, о новой агрессивной политике компании Bentley.

Мика Салолахти: Действительно, компания Bentley начиная с 2001 года проводит агрессивную политику. Благодаря этой стратегии мы уже в ближайшее время планируем занять ведущие позиции в вертикальных отраслях CAD/CAM-рынка. В настоящее время компания Bentley фактически состоит из пяти основных подразделений, и мы хотим, чтобы каждое из них занимало в своей области лидирующие позиции в мире.

Перечислю основные направления нашей деятельности: во-первых, это ПО для проектирования предприятий (Bentley Plant), во-вторых, проектирование зданий (Bentley Building) — начиная с разработки проекта, строительства и заканчивая эксплуатацией и реконструкцией, в-третьих, это так называемое проектирование инженерных сооружений Bentley (Bentley Сivil), которое включает инфраструктуру, проектирование дорог и планирование местности, в-четвертых, направление Bentley GeoSpatial: картография и ГИС, кадастр, решения для муниципальных служб, в-пятых, базовые технологии (Bentley Foundation), то есть собственно MicroStation, PowerDraft, система управления проектами и инженерными данными ProjectWise.

Первым шагом к расширению стало то, что мы около года тому назад приобрели американскую компанию GEOPAK, создающую программное обеспечение для транспортных отделений. Это независимое программное обеспечение мало используется в Европе, но очень популярно в транспортных отделениях США — я думаю, 51 или 52 штата применяют именно его. А недавно мы объявили о том, что полностью купили компанию Rebis. Когда работники Rebis влились в коллектив Bentley, Джефф Холлингс (Jeff Hollings), бывший управляющий директор в Rebis, стал вице-президентом Bentley и директором нового направления решений для проектирования предприятий. Кроме того, мы приобрели предлагавшую решения для транспорта компанию Infrasoft, которая находилась в Великобритании. Да, забыл сказать, что мы также стали обладателями InRoads, линии продуктов для дорожного проектирования, ранее принадлежавших Intergraph. Очевидно, что мы — номер один на рынке систем проектирования инженерных сооружений. Или возьмем CADAC — интегратор Bentley в Великобритании. Мы его тоже купили. Несомненно, мы становимся более агрессивными и чувствуем настоятельную необходимость занять лидирующее положение на рынке.

Д.К.: Вопрос по поводу Infrаsoft: кто будет продавать его в России?

М.С.: Я вчера встречался с Валерием Локтевым, генеральным директором компании EMT R. Я не вижу никаких причин для того, чтобы менять существующее положение дел, — EMT очень хорошо продвигает продукт MX на российский рынок (кстати, этот продукт поддерживает и AutoCAD, и MicroStation). Кроме того, компания EMT адаптировала продукты Infrasoft для российского рынка.

Д.К.: Каковы итоги финансового года и прогнозы на следующий?

М.С.: Итоги в основном связаны с покупками новых компаний, которые имели место в 2001 году. Более подробную информацию вы можете найти в пресс-релизе, посвященном нашим финансовым итогам — речь идет о доходе в 230-231 млн. долл. Если сравнить его с доходом 2001 года — 202,6 млн., то прирост составил почти 16%; конечно, сюда входит вклад Rebis, но отсутствует доля Infrasoft, потому что последнюю компанию мы приобрели только в январе. И тем не менее у нас был общий рост в 16%, что уже очень хорошо. У нас было объявлено (эти цифры вы можете найти в официальном отчете, я сейчас не могу их точно вспомнить) о 8-10% реального дохода. Думаю, что подобными цифрами могут похвастаться лишь единицы работающих на нашем рынке компаний.

Д.К.: Какие новинки вышли у вас в прошлом году и что мы увидим в этом?

М.С.: Мы ожидаем, что число новых продуктов значительно возрастет. Я думаю, что объемы продаж продуктов не увеличатся вследствие разного рода экономических причин. В отличие от доходов других компаний, около 60% нашего дохода приносит так называемая программа поддержки Bentley SELECT, которой обеспечены наши пользователи. Речь идет о комплексной поддержке нашего программного обеспечения. Люди хотят просто поддерживать то, что они купили, может быть, 10 лет назад, — мы называем это Bentley SELECT. 30% нашего дохода мы получаем за счет продажи новых лицензий и 10% за счет оказания услуг по разработке и внедрению. Большая часть продаваемого нами программного обеспечения должна поддерживаться, то есть если в этом году мы что-то продаем, то в следующем году наш доход возрастет. Программа поддержки для нас очень важна, но главное — она важна для наших пользователей, поскольку они уверены, что они смогут получить обновление приобретенного ПО, а также ответы на возникающие у них технические вопросы. Таким образом, мы не только поставляем ПО, но и гарантируем защиту инвестиций нашим клиентам. Покупая наше ПО, они через программу Bentley SELECT получают дальнейшие разработки, обновления, другие преимущества по фиксированной и заранее известной цене.

Что касается новых продуктов, то основные изменения здесь заключаются не в разработке новых, а в усовершенствовании имеющихся продуктов. К примеру, последнее, что мы объявили, — это 8-я версия MicroStation, важным нововведением которой стало то, что теперь она может непосредственно читать и писать DWG-формат. С помощью этой версии вы сможете работать с любой предыдущей версией DWG-файлов начиная с версии 2.6, которую можно открыть, читать и редактировать. Сюда также включена возможность отслеживать изменения в проекте (Design History), при которой все ваши шаги записываются в процессе работы. Тем не менее мы не собираемся вносить принципиальных изменений в формат DGN, по крайней мере в ближайшие 20 лет. Продукты, которые мы выпускаем, являются дополнением к уже существующей линии продуктов. В нашем программном обеспечении имеется стратегия, называемая «Создание — Управление — Публикация» (create manage publish strategy). Часть, предназначенная для создания, включает продукты PlantSpace, MicroStation, AutoPlant, InRoads — программы, используемые для проектирования. С помощью программного обеспечения для контроля и управления документами (например, ProjectWise) вы можете отслеживать версии документов (текстовых и графических) и моделей, а также распечатать файл с проектом в виде виртуальной 3D-модели или просто в виде текста, то есть можете опубликовать эти данные в Интернете или интранете. Это значит, что многие новшества появились в сфере управления и публикации данных CAD.

Д.К.: Каковы будут изменения на российском CAD/CAM-рынке в связи с покупкой Rebis?

М.С.: Для нас многое связано с покупкой Rebis. Известно, что Rebis сразу лишили статуса Autodesk developer. Некоторые эксперты полагают, что необходимость поддерживать AutoCAD как еще одну графическую платформу может потребовать неоправданно больших усилий, но на самом деле в течение уже ряда лет у нас существует двухплатформенная (под AutoCAD и MicroStation) линия продуктов — InRoads, и многие наши клиенты давно используют эти продукты в среде AutoCAD. Так что и Rebis, и мы имеем в этой области большой опыт (кто знает — это OMNI-series под MicroStation и AutoPlant под AutoCAD). Возможно, возникнут некоторые трудности, но это нас не останавливает. Наша стратегия — поддержание программ как на платформе AutoCAD, так и на платформе MircoStation для проектирования дорог и предприятий. Еще одна программная линия, которую мы выпускаем, называется I/Plot и Digital PrintRoom и предназначена для повышения эффективности вывода на печать большого объема информации (чертежей, карт, текстовых и табличных документов). Таким образом, борьба идет не за MicroStation, а за комплексное решение «Создание — Управление — Публикация», которое требуется нашему заказчику. Что касается AutoPlant и PlantSpace, то мы будем стремиться к слаженной совместной работе — к примеру, менеджер данных, который пришел из AutoPlant, сможет управлять данными PlantSpace P&ID. Будут также продукты, которые поддерживают обе платформы (программы). И конечно же, мы неизменно будем поддерживать пользователей AutoPlant. Можно четко отследить различные форматы, которые используются на рынке проектирования предприятий. Это, например, MicroStation DGN, если пользователь работает с Bentley PlantSpace или Intergraph PDS. На рынке предприятий DGN представляет примерно 45% дизайнерских файлов на платформе Windows. Затем различные приложения под AutoCAD, которые добавляют еще 20%. Поскольку на рынке проектирования предприятий формат DGN является доминирующим, то сейчас, когда у нас имеется возможность поддерживать и DWG, мы в той или иной степени контролируем две трети этого рынка.

В России у нас сегодня есть региональный представитель, который отвечает за развитие российского рынка, а также интегратор и дистрибьютор Bentley — компания CAD House, которая, в свою очередь, работает и с несколькими дилерами, и напрямую с заказчиками. Сейчас, с приобретением Rebis, мы будем продолжать совместную работу с компанией Rebis Russia, которая, правда, в этом году изменит свое название.

Д.К.: Каковы перспективы российского CAD/CAM-рынка с точки зрения компании Bentley?

М.С.: В первый раз я приехал в Россию с этим бизнесом в 1994 году — сразу после того, как Bentley выделилась в самостоятельную компанию. Тогда мы сотрудничали с МГТУ им. Н.Э.Баумана и у нас было несколько реселлеров. Затем все начало расти и представлялось многообещающим, а в 1997 мы готовились открыть здесь свое представительство. В то время российская экономика была на подъеме, что было связано с мировыми ценами на нефть, которые были достаточно высоки. Мы начали успешно развиваться. Очень удачным было то, что мы сфокусировались на нефтяном и газовом рынке. Большую часть национальных ресурсов в России составляют нефть и алмазы, и на этот рынок мы возлагаем большие надежды. Россия постепенно становится очень важным рынком для Bentley. Мы думаем об увеличении нашего присутствия на российском рынке и об основании Bentley-Россия.

Д.К.: Актуален ли для компании Bentley Systems вопрос пиратства и если да, то как вы думаете с ним бороться?

М.С.: Пиратство — ужасная вещь. Мы всегда помним о BSA (Business Software Alliance) и очень серьезно относимся к этому вопросу. Но, честно говоря, наши клиенты — это большие и серьезные компании; мы имеем дело с законопослушными гражданами, которые оcознают, что их будущее зависит в том числе и от программного обеспечения, которое они используют. Желая развиваться и понимая, что нам нужна наша законная доля, которая не столь уж велика, они платят по закону. В общем, эта проблема для нас не настолько серьезна. Мы фокусируемся на крупных организациях, для которых все это очевидно.

Данная проблема касается любых других продуктов. Важно научиться совместно их использовать, так как программы становятся все более тесно связанными друг с другом. У всех есть Windows. Речь идет об установлении стандартов использования и о том, как управлять ими на рынке проектирования. Это должно заботить всех производителей, независимо от того, какое программное обеспечение они выпускают. Поскольку наши продукты переведены на русский язык, адаптированы к российским стандартам, это очень удобно нашим пользователям.

Д.К.: Каково ваше личное мнение относительно того, как будет развиваться мировой CAD/CAM-рынок и что на нем будет происходить?

М.С.: Мы не относимся к рынку CAD/CAM. Мы не занимаемся заводами или механической инженерией, а работаем с автомобильной индустрией. Например, BMW и Volkswagen используют наши продукты, но делают это для планирования инфраструктуры (дорог, топопланов), управления проектами и документооборотом, а не для проектирования автомобилей. Наши рынки — это строительство, архитектура, проектирование предприятий, управление проектами, проектирование инженерных сооружений, но не машиностроение. Мы какое-то время занимались машиностроением с нашим продуктом MicroStation Modeler, но поскольку это требовало больших инвестиций, то отказались от этой практики, решив, что в других областях сможем добиться больших успехов.

Д.К.: У меня складывается впечатление, что на CAD/CAM-рынке скоро сложится такая же ситуация, что и с Microsoft, то есть определенные ниши рынка будут монополизированы.

М.С.: Это было бы неплохо! (Смеется.) Кстати, вы видели пресс-релиз, касающийся нашего сотрудничества с ESRI? Эта компания прекрасно работает в области ГИС, а мы занимаемся картографией, но в основном созданием картосновы, а не бизнес-анализом, а в последнем как раз преуспевает ESRI. Что касается графических редакторов, то мы считаем, что MicroStation v8 является лучшим из них, в том числе для формата DWG. Конечно, на российском CAD-рынке есть хорошие местные разработки. Также немаловажен вопрос цены. На рынке всегда существует определенная конкуренция, но мы полагаем, что, к примеру, на сегодняшний день мы покрываем 70% рынка дизайн-файлов и пакетов для проектирования предприятий. Конечно, мы бы очень хотели стать единственными. Но это касается всего CAD/CAM-рынка, который существует около 20 лет. И я не думаю, что здесь возможны какие-то прорывы, но ожидается большая концентрация. Полагаю, что основное развитие можно прогнозировать в сфере управления документацией. Это очень непростая проблема: если, к примеру, у вас работают 100 дизайнеров, то вам действительно необходимо установить эффективный контроль.

Владельцы предприятий, в частности нефтеперегонных, построили свои первые заводы где-то в 60-х годах, их первые чертежи были на бумаге и не отсканированы. Теперь существуют и электронные чертежи, и модели, и огромное многообразие документов. Вот это и есть наш основной рынок. Решения, которые мы можем предоставить, — это осуществить управление всеми этими чертежами, отпечатать, а затем связать в единую систему. К примеру, у вас есть емкость, которая была спроектирована с указанием всех ее характеристик, таких как давление, температура снаружи, внутри и т.д. Она была изначально спроектирована, потом продана; была также создана 3D-модель с указанием того, как связаны детали; есть и поддержка, где указывается, как эта емкость должна использоваться. Я считаю, что это очень сложная область, и мы занимаемся именно этим.

Д.К.: В заключение нашей беседы скажите, пожалуйста, несколько слов читателям журнала «САПР и графика».

М.С.: Мы продолжим совершенствовать качество наших продуктов; мы будем развиваться, завоевывать новые области. Экономический кризис нас не подкосил — мы продолжаем расти. Мы возлагаем большие надежды на российский рынок: собираемся завоевывать его, локализовывать и адаптировать наше программное обеспечение. Мы работаем для вас и надеемся, что в этом году у нас появится в России еще больше пользователей.

Д.К.: Спасибо за интересную беседу.

«САПР и графика» 4'2003