6 - 2001

Bentley Systemes на просторах России

В последнее время все большее количество компаний, работающих на рынке САПР, увеличивают свою активность в России. Соответственно растут и объемы продаж различных САПР, так как уже очень многие руководители серьезных машиностроительных производств и небольших архитектурно-проектных бюро наконец-то стали осознавать необходимость автоматизации своей деятельности. Надеемся, что наш журнал также играет свою роль в этом процессе и что отечественный рынок САПР будет развиваться и в дальнейшем.

В этой статье вам предлагается ознакомиться с мнением компании Bentley Systemes о российском рынке и узнать о новинках одного из лидеров мирового рынка. В беседе принимали участие Дмитрий Крысанов, региональный представитель Bentley Systemes в странах СНГ, и Чермен Толпаров, директор компании CAD House, являющейся интегратором Bentley Systemes.

Сапр и графика: Дмитрий, какими достоинствами обладают технологии компании Bentley Systemes?

Дмитрий Крысанов: Мы предлагаем широкий спектр программного обеспечения для решения самых различных задач, позволяющих построить сквозную технологию — от сбора данных (например, геодезических) и представления их в единой базе данных до выполнения проектных работ и подготовки всей необходимой конструкторской и рабочей документации. Среди вертикальных приложений, представляющих, на наш взгляд, особый интерес для российского рынка, можно отметить продукты PlantSpace — для проектирования технологических установок и предприятий, TrForma — для архитектурно-строительного проектирования, приложения для картографии, ГИС, проектирования инженерных сооружений, а также систему ProjectWise — для ведения документооборота, управления проектом и архивирования. В последнее время компания Bentley выпустила на рынок ряд «серверных» приложений для Internet/Intranet, которые должны обеспечить удаленных пользователей («тонких» клиентов) инженерной и картографической информацией. В этом случае пользователю достаточно иметь на своем ПК стандартный Web-браузер, чтобы получать, пользуясь средствами запроса, актуальную информацию о состоянии выполняемого проекта — в виде офисных документов, таблиц или чертежей. Конечно, требования, предъявляемые к ИТ в России и на Западе, существенно отличаются. Так, в России только сегодня появился серьезный интерес к 3D в строительном и технологическом проектировании, а использование Internet-технологий для задач проектирования — все-таки вопрос будущего. Все это влияет на принятие решений заказчиком в пользу конкретной CAD/GIS-технологии, а также на особенности маркетинговой политики, проводимой той или иной компанией на российском рынке. Естественно, реалии российской жизни оказывают влияние и на план работ по адаптации технологий Bentley к требованиям российских заказчиков, который мы совместно с нашими партнерами проводим в жизнь. Например, многие программные продукты сегодня имеют русскоязычные интерфейс и документацию, а в поставку MicroStation/J входит и Help на русском языке. В работах по переводу нам оказывает помощь Учебный центр Bentley при МГТУ им. Н.Э.Баумана. Разработан ряд прикладных модулей, обеспечивающих оформление чертежей по ЕСКД, оформление спецификаций и т.п. Локализацию новой версии MicroStation v8, выпуск которой ожидается ближе к концу года, мы планируем осуществить в первом квартале 2002 года.

СГ: Что можно сказать о результатах деятельности Bentley Systemes в России?

Д.К.: Общий оборот компании Bentley составляет более 200 млн. долл., по данным на 2000 год. Конечно, результаты в России сегодня очень скромны по сравнению с развитыми западными странами. Как самостоятельная компания1 мы начали деятельность в странах СНГ в 1995-1996 годах. Приоритетной областью были в основном ГИС и картография. По мере развития линейки продуктов Bentley мы стали больше ориентироваться на отрасли промышленности, требующие комплексного подхода, такие как энергетика, нефтегазовая и угольная отрасли. Сегодня среди наших заказчиков такие известные компании и проектные институты, как Сургутнефтегаз, Татнефть, Самотлорнефтегаз, Гипротюменнефтегаз, ТюменНИИгипрогаз, Кузбассразрезуголь, Башнефть, Ноябрьскнефтегазпроект, Мосгоргеотрест и др. Объем продаж в 2000 году по сравнению с 1999 годом вырос в 2 раза, а в этом году мы ожидаем роста не менее чем в полтора раза.

С.Г.: Какова структура компании и какие партнеры имеются в России?

Д.К.: В своей работе на российском рынке мы с самого начала сделали ставку на местные компании, и, надо сказать, такая политика вполне себя оправдала. Сегодня CAD House — официальный интегратор Bentley, в задачи которого входят работа с крупными заказчиками, организация и проведение технических семинаров, комплексное ведение проектов, организация и развитие партнерской сети. Хочется сказать теплые слова и в адрес других наших партнеров — Союзинформ, «Терра-Спэйс», «Трубопровод», которые за прошедшие годы внесли ощутимый вклад в рост нашего бизнеса в России.

СГ: В России традиционно широко используется AutoCAD. Какова ваша политика в этом плане?

Д.К.: В основном AutoCAD по-прежнему используется для 2D-черчения. Конечно, дилеры Autodesk предлагают вертикальные приложения, разработанные третьими компаниями, в том числе и российскими, для проектирования трубопроводных систем и дорог, для архитектуры и строительства, для ведения документооборота. В отношении небольших предприятий этот подход, по-видимому, вполне оправдан. Для крупных же предприятий, на наш взгляд, на первый план выходят такие вопросы, как защита инвестиций, совместимость от версии к версии, гарантии разработчика ПО, возможности использования выполненных ранее наработок, работа с большими объемами растровой и векторной информации. Пакет MicroStation всегда хорошо «понимал» формат DWG, а с выходом версии v8 пользователь получит возможность работать с файлами DWG без конвертации. Наша система документооборота ProjectWise прекрасно интегрирована с AutoCAD, а семейство продуктов InRoads, предназначенное для обработки данных геодезических изысканий и проектирования инженерных сооружений, в своей основе является двуплатформенным. Конечно, рынок есть рынок, и для пользователей AutoCAD (естественно, лицензионных) мы предлагаем программу перехода на MicroStation/J, предусматривающую существенные скидки.

СГ: Чермен, какова была цель создания в 1996 году компании CAD House?

Чермен Толпаров: До того как в конце 1996 года группой специалистов была основана наша компания, мне довелось несколько лет работать в московском представительстве одной из ведущих CAD-компаний. Уже тогда в своей повседневной работе мы сталкивались с заказчиками, которые хотели бы получить комплексное решение для всего предприятия, а не для какой-либо одной проектной службы, причем такое решение должно было включать не только ПО, но и услуги по внедрению, обучению и сопровождению. К счастью, момент начала нашего собственного бизнеса совпал с активизацией деятельности компании Bentley на российском рынке, которая своей целью как раз и ставила предоставление такого комплекса услуг своим пользователям. Наши интересы здесь совпали, и совместный бизнес помог нам вырасти как компании, а Bentley — укрепить позиции на рынке.

СГ: В чем вы как руководитель компании-интегратора видите роль СAD House по продвижению технологий Bentley на российский рынок?

Ч.Т.: Главная задача — помочь нашим заказчикам достичь наибольших успехов в их бизнесе. А наши заказчики — это муниципальные структуры, предприятия ТЭК, атомной энергетики, рудной и нерудной отраслей, в общем, отрасли, для которых характерны линейно протяженные и площадные объекты со сложной инфраструктурой и (или) технологической составляющей. Очень часто задают вопросы об эффекте внедрения ИТ. Честно говоря, для проектного института — это почти всегда затраты. Труд инженера сегодня оплачивается не столь высоко, как на Западе, а затраты на приобретение зарубежного ПО и особенно на его внедрение могут исчисляться сотней (сотнями) тысяч долларов. Кроме того, это может потребовать много месяцев напряженной работы. Эффект от внедрения современных CAD/GIS-систем может заключаться, например, в том, что уже на стадии ТЭО проекта может быть предложено несколько вариантов (например, предусматривающих различное размещение кустовых площадок при обустройстве месторождения), из которых на стадии рабочего проектирования реализован должен быть оптимальный — с позиции сроков, затрат и т.п. Помимо этого не следует забывать о возможных затратах на устранение уже на стадии строительства ошибок проектирования, например сложных технологических объектов. Этих ошибок можно было бы избежать, если бы с самого начала использовалась «интеллектуальная» трехмерная модель. Кроме того, поскольку проектируемые объекты «живут» обычно не один десяток лет, существенно ускоряется проектирование, связанное с введением новых рабочих мощностей или реконструкцией. По существу, мы пытаемся заложить основу так называемых CALS-технологий. Отлаженная технология трехмерного моделирования в несколько раз сокращает сроки проектирования.

Один из важных моментов — адаптированность технологий к российским нормам. Например, обработка геодезических данных у нас и на Западе неодинакова. В строительном и технологическом проектировании мы используем собственные элементы (арматуру, трубы, швеллеры и т.п.). Обеспечить пользователя необходимым дополнительным информационным и прикладным обеспечением — наша задача. Однако не следует преувеличивать масштаб «бедствий»: уже сегодня мы предлагаем базы данных типовых элементов, средства для оформления чертежей в соответствии с ЕСКД и многое другое. Кроме того, мы стараемся обучить наших пользователей самостоятельно дополнять базы данных, помочь им оптимизировать организацию работы над проектом в ПО Bentley. А поскольку сегодня каждое крупное предприятие имеет службы САПР, в которых работают высококвалифицированные специалисты, мы расчитываем на их помощь и поддержку. Также мы выполняем работы по интеграции уже имеющегося на предприятиях ПО с внедряемыми новыми технологиями. По сути, мы ведем весь цикл жизни проекта вместе с предприятием.

Свою работу мы начинаем с комплексного обследования предприятия, а затем на основании его результатов даем свои рекомендации по внедрению новых технологий. Естественно, план внедрения включает поэтапное обучение специалистов (мы предлагаем несколько курсов, в том числе базовый «Основы работы MicroStation» и несколько углубленных, ориентированных на примение различных приложений в конкретных областях проектирования), выполнение пилотного проекта, поэтапность поставки базового и прикладного ПО, дополнительные разработки, информационные базы, сетевую отладку всего комплекса, в том числе и управление проектом. Но, конечно, без ясного осознания руководством предприятия необходимости использования новых технологий успеха добиться невозможно. К счастью, руководители наших заказчиков обладают необходимой волей и терпением.

СГ: Дмитрий, как Bentley Systemes поддерживает своих пользователей?

Д.К.: Во-первых, техническая и информационная поддержка пользователей входит в обязанности наших партнеров. Но помимо такой традиционной услуги мы предлагаем программу Bentley SELECT. Это своего рода гарантия своевременного обновления всей линейки ПО Bentley Systemes. При этом пользователю легко планировать свой бюджет (стоимость годовой услуги составляет примерно 10-15% стоимости ПО), нет необходимости беспокоиться о совместимости тех или иных модулей с базовым пакетом — об этом заботится компания-разработчик. Подписчики SELECT получают временные лицензии на все запрашиваемые продукты — отсюда возможность сначала поближе ознакомиться с предлагаемой функциональностью, а уже затем принять решение относительно покупки того или иного продукта. Подписчики SELECT имеют доступ к специализированному Web-серверу Bentley, обращаясь на который, они получают доступ к различным ресурсам (драйверам, утилитам, настройкам, техническим бюллетеням и т.п.), а также ответы на свои технические вопросы. Услуга MySELECT CD позволяет путем простого диалога самостоятельно сформировать и отправить экспресс-почтой по любому адресу CD с интересующим программным обеспечением. Сегодня примерно 80% наших заказчиков пользуются Bentley SELECT — а значит, у них не возникает проблем по обновлению всего процесса проектирования в связи с развитием как базового, так и прикладного ПО, что очень важно.

СГ: Не могли бы вы сказать несколько слов о новой версии MicroStation v8?

Д.К.: MicroStation v8 сейчас находится на стадии beta-тестирования (кстати, принять участие в нем может каждый подписчик Bentley SELECT). Среди ожидаемых улучшений следует, пожалуй, отметить расширенный DGN-формат, который, в частности, позволит использовать «неограниченное» (до 4 млрд.) число слоев, увеличить предельный размер векторного файла до 4 Гбайт. Но мне кажется, что для российского пользователя самым привлекательным фактором станет совместимость с DWG — чтение, запись, изменение DWG-файлов без конвертирования, подключение ассоциированных DWG-файлов. Впрочем, и сейчас все наработки, выполненные в AutoCAD, включая версию 2000, отлично совместимы с MicroStation/J.

СГ: В заключение нашей беседы что бы вы порекомендовали организациям, выбирающим автоматизированные технологии проектирования?

Ч.Т.: Прежде всего хотелось бы обратить внимание руководства компаний, в состав которых входят проектные подразделения, рассматривать внедрение ИТ как долговременный инвестиционный процесс. Главное при выборе технологий — не ускорение черчения, когда обычный карандаш заменяется на «электронный», не преимущества отдельных программ перед другими при решении конкретных проектных задач, не так называемые комплексные решения от нескольких производителей (хотя зачастую и через одного поставщика) и, конечно, не минимизация затрат на закупку, обучение и сопровождение.

Во-первых, мы считаем, что предпочтительным будет путь, когда комплексный подход при автоматизации проектных работ предусматривает плановые инвестиции и организационные мероприятия, утвержденные на уровне первых лиц. Во-вторых, эти оргмероприятия (особенно в компаниях с полным циклом «постановка задачи — проектирование — строительство — эксплуатация — реконструкция») должны охватывать не только стадию создания (внедрения) САПР, но и связь с другими службами и циклами производства. Это, по существу, и будет базой для создания в будущем CALS-технологий. В-третьих, предпочтительным является выбор такой САПР, которая в своей основе имеет единую информационную базу, что обеспечивает как стопроцентную беспроблемную стыковку между смежными частями проекта на базе трехмерного моделирования, так и управление проектными решениями, включая организационно-экономическое управление (договоры, финансы, сметы и т.п.). В-четвертых, технология должна быть в основном адаптирована к российским стандартам. И последний, но, может быть, самый важный блок вопросов связан с организацией обучения, внедрения и поддержания жизненного цикла системы: необходимы преподаватели, постоянно действующий класс обучения, а также соответствующая структура (электронщики, программисты, администратор баз данных и сетей). Опыт показывает, что практическое использование на большинстве предприятий среды AutoCAD достаточно для внедрения более современных комплексных систем. Могу однозначно и с полной ответственностью заявить, что, закладывая системную основу САПР на 5-7 лет, вы должны руководствоваться перечисленными принципами на основе планово-инвестиционной политики — и тогда наше предложение будет для вас наиболее эффективным и современным.

Беседу провел Дмитрий Красковский

«САПР и графика» 6'2001