6 - 2001

Опыт перестройки технологии проектно-конструкторских работ на Сыктывкарском ЛПК

Подсистема CADdy—Промышленные установки

Модули CADdy—Базы данных по деталям машин

Переход от CADdy—Электротехника к CADdy++ET

ОАО «Сыктывкарский лесопромышленный комплекс» является крупнейшим предприятием не только Республики Коми, но и целлюлозно-бумажной промышленности России в целом. Для эффективной реализации сегодняшних производственных задач комплекса необходимо современное инженерное обеспечение всех звеньев технологического цикла — от разработки проектов до их внедрения и текущего обслуживания технологических процессов производства бумаги. В проектно-конструкторском бюро СЛПК потребовалась коренная перестройка технологии разработки проектов, заказчиками которых выступают в основном собственные цеха, дочерние предприятия и партнеры предприятия.

Предлагаем нашим читателям интервью, данное журналу «САПР и графика» главным инженером СЛПК Дмитрием Радченко, зам. главного конструктора Альбертом Луниным и менеджером САПР Евгением Королевым.

САПР и графика: Какие виды продукции предлагает СЛПК заказчикам в настоящее время?

Дмитрий Радченко: Производственные технологии СЛПК базируются на самом передовом импортном оборудовании известных финских, шведских, австрийских и американских фирм и предусматривают глубокую переработку древесины химическими и механическими способами. Предприятие специализируется на производстве печатных видов бумаги, фанеры, древесно-стружечных плит, упаковки для жидких и сыпучих пищевых продуктов, а также офисной бумаги, обоев, санитарно-гигиенической бумаги, гофрокартона и многого другого. Сыктывкар, в пригороде которого находится ОАО «Сыктывкарский ЛПК», — очень удачное место с точки зрения расположения подобного производства (рис. 1).

Мы производим около 40% всей офсетной бумаги в стране, причем обе машины, производящие такую бумагу на СЛПК, изготавливают ее с поверхностной проклейкой, и половину подобной бумаги мы отправляем на экспорт. Такую бумагу кроме нас может изготавливать только Светогорский комбинат, принадлежащий в настоящее время американской International Paper, а все остальные заводы бумажной отрасли просто не имеют для ее выпуска технических средств. Что касается бумаги для принтеров и копировальных автоматов формата A2-A4 (типа «Снежинка», «Снегурочка» и др.), то кроме нас ее фактически производит на одной из машин тот же Светогорский комбинат. Отметим, что для плоттера формата A1 в нашем проектно-конструкторском отделе также используется своя бумага и качество распечатываемых чертежей отличное.

Пятая бумагоделательная машина на СЛПК выпускает обычную газетную бумагу, по производству которой мы занимаем четвертое место в стране (примерно 10% рынка).

Картоноделательная машина производит TetraPack и PurePack для упаковки молочных продуктов, но возможности этой машины (16 тысяч тонн в месяц) намного выше, чем сегодняшняя потребность наших заказчиков в таких материалах. Поэтому в течение прошлого года мы реконструировали эту машину и перепрофилировали ее на выпуск CraftLiner и TopLiner — верхних слоев гофрокартона, спрос на который постоянно растет как в России, так и за рубежом.

Наш комбинат по производству фанеры (один из четырех закупленных за рубежом еще в советские времена) изготавливает березовую и хвойную фанеру большого формата. Мы достигли здесь очень высокого качества, так что 85% такой фанеры идет на экспорт.

СГ: Несколько слов о структуре предприятия и об истории его реконструкции.

Д.Р.: Предприятие запущено в 1969 году. Строилось оно интенсивно, и государство вкладывало сюда большие деньги. Последнюю из действующих машин, пятую, мы запустили в 1987 году. В 1993 году осуществлена приватизация, так что с 1997 года, после продажи последней части государственного пакета акций иностранным инвесторам, мы стали частным предприятием. На сегодняшний день мы управляемся Советом директоров, и в состав СЛПК включается 21 дочернее предприятие (лесные, лесозаготавливающие, фанерные, автотранспортные, ремонтно-строительные и др.). Дилерская сеть состоит из ряда фирм, где мы выкупили часть акций (больше или меньше 50% — в зависимости от региона и наших интересов). Таким образом, структура комплекса достаточно сложна, и для эффективного управления им мы начали внедрять в 1997 году систему SAP R3. Сегодня, по данным самой компании SAP, из российских предприятий эта система наиболее полно используется именно на СЛПК.

Одновременно в этом же году была разработана Программа реконструкции предприятия. Поскольку с продукцией, выпускавшейся до реконструкции, выход на внешние рынки был невозможен, необходима была перестройка как технологии производства, так и структуры выпускаемой продукции.

В соответствии с Программой на реконструкцию было использовано около 240 млн. долл. (из них 54 млн. — кредит экспортно-импортного банка США под гарантии правительства России, а остальные заработаны нами). Одновременно наш конструкторский отдел предложил внедрить современную САПР для поднятия качества и увеличения скорости проектирования.

Теперь мы понимаем, что для решения текущих задач связываться с проектными институтами было бы не только долго, но и в несколько раз дороже, чем выполнять проектно-конструкторские разработки собственными силами. Здесь я имею в виду как отечественные НИИ, так и зарубежные проектные фирмы. Раньше нас все время сопровождал «ведомственный» Санкт-Петербургский НИИ Гипробум, который полностью проектировал комбинат и сейчас хранит все архивы. Однако ему стало трудно следить за изменениями, происходящими на СЛПК, поскольку постоянно возить оттуда специалистов для «обновления знаний» невыгодно.

СГ: Расскажите о вашем проектно-конструкторском отделе и его задачах после перехода на САПР?

Альберт Лунин: Отдел образовался в 1965 году. На протяжении многих лет численность его сотрудников составляла около 40 человек, но к 2000 году — после всех неприятностей 1998 года — осталось только два десятка специалистов. Основным проектировщиком, курирующим наше производство, стала американская фирма Harris Group International. Для руководства предприятия стало очевидно, что поддержка технологической цепочки требует или большего числа конструкторов и проектировщиков (строителей, механиков, технологов, электриков, специалистов по КИПиА и т.д.), или перестройки технологии проектирования на основе САПР. Подчеркну, что наши конструкторы — люди с большим стажем. Например, Людмила Александровна Мурадымова и Валентина Николаевна Курдас разрабатывают технологические схемы с начала пуска СЛПК.

Нам необходима САПР, обеспечивающая поддержку всех направлений конструирования и проектирования, то есть полное проектное решение для каждого очередного объекта СЛПК: от разработки технологий до строительства (и чаще всего — в условиях непрерывно действующего производства).

На компанию ПОИНТ мы вышли не случайно. Посещая выставки и изучая специальную литературу, мы ознакомились с системой CADdy и полтора года назад решили приобрести для начала 10 рабочих мест. Раскачиваться нам было некогда: задачи требовали срочного выполнения. Эффект от внедрения системы проявился гораздо скорее, чем ожидалось, поэтому мы смогли докупить новые рабочие места и самостоятельно покрываем теперь свои потребности в проектировании для решения всех текущих проектных задач, а также перспективных вопросов реконструкции и модернизации производств лесопромышленного комплекса.

СГ: Каковы главные факторы, повлиявшие на ваш выбор конкретной САПР CADdy?

Евгений Королев: Уже 10 лет назад было очевидно, что создание современных условий для проектировщика невозможно без внедрения САПР. Основную проблему представляла необходимость работы в условиях существующего целлюлозно-бумажного производства. До конца 90-х годов решить эту проблему не удавалось по двум причинам:

  • отечественные САПР не позволяли решать весь комплекс вопросов проектирования в одной среде;
  • имевшиеся в России САПР зарубежных разработчиков страдали отсутствием адаптации к требованиям отечественных проектировщиков, продолжающих «с опаской» смотреть на компьютер как на инструмент для профессиональной деятельности.

Нам хотелось найти интегрированную систему, созданную известным зарубежным разработчиком, но при этом полностью русифицированную и адаптированную к нашим нуждам, а также достаточно гибкую по структуре, чтобы наращивать ее функциональные возможности за счет постепенного приобретения новых прикладных модулей. Кроме того, такая САПР должна была содержать простые программные средства, позволяющие обычному пользователю создавать новые функции и пользоваться результатами работы в других CAD-системах.

Поэтому в 1999 году в результате тщательного анализа рынка САПР мы остановились на САПР CADdy германской фирмы ZIEGLER-Informatics GmbH — не в последнюю очередь благодаря ее полной локализации силами генерального дистрибьютора в России компании ПОИНТ.

Еще раз подчеркнем: мы решили перестроить технологию проектно-конструкторских работ на основе внедрения одной интегрированной САПР CADdy, позволяющей разрабатывать и реализовывать проекты по всем актуальным для нас направлениям — от проектирования технологических установок, механики и электротехники до строительства и оборудования зданий.

Новые технологии проектирования на СЛПК в этой части статьи проиллюстрированы на примерах применения прикладных подсистем CADdy—Механика (рис. 2) и CADdy—Промышленные установки (см. врезку 1, 2), а также CADdy—Электротехника (рис. 9). В следующем номере журнала внедрение автоматизированного проектирования будет показано на примере подсистем CADdy—Архитектура, CADdy—Строительство, CADdy—Проектирование фундаментов и CADdy—Оборудование зданий. В наших планах — дальнейшее совершенствование инструментов проектирования. В частности, по электротехническому направлению планируется переход на новую линию продуктов CADdy++ (см. врезку 3).

В этом году наряду с плановым расширением существующей системы начинается внедрение САПР CADdy в конструкторском бюро службы главного механика, где также разрабатываются конструкции и выпускаются чертежи оборудования — мешалок, редукторов, шестеренок, запчастей для ремонта. Проектно-конструкторская служба ЛПК выходит на качественно новый уровень, значительно более оперативно и четко решая вопросы проектирования систем водоснабжения и канализации, строительства зданий и сооружений, разработки электротехнического раздела, а также КИПиА, металлических конструкций, различных механизмов. В дальнейшем планируется провести работы по автоматизации технологии восстановления и изготовления деталей и сборочных единиц на нашем машиностроительном заводе.

Кстати, с внедрением автоматизированного проектирования в прошлом году стало возможным эффективно использовать чертежи в электронной форме, поступающие от наших партнеров из США по электронной почте (рис. 10).

Продолжение в следующем номере

Материал подготовлен Дмитрием Красковским

«САПР и графика» 6'2001