6 - 2002

PLM-решения для судостроения от Dassault Systemes и IBM

26 апреля 2002 года Санкт-Петербургский государственный морской технический университет (СПбГМТУ), компании Dassault Systemes и IBM объявили об открытии совместного Центра решений для судостроения (Shipbuilding Competency Center), в основу которого лягут технологии и практические методы управления жизненным циклом изделий.

СПбГМТУ обладает богатым опытом работы с САПР высокого уровня. В 2001 году в составе СПбГМТУ был образован Институт информационных технологий, который готовит инженеров в области информационных систем. В институте имеются специальные программы повышения квалификации для специалистов судостроительной промышленности. «Сегодня у российской судостроительной промышленности появилась уникальная возможность начать крупномасштабное внедрение ведущих решений компаний IBM и Dassault Systemes для разработки своих изделий одновременно с ведущими зарубежными судостроительными компаниями, которые уже используют эту технологию. Благодаря этому Россия сможет наконец преодолеть свое технологическое отставание и занять ведущее место по информатизации на мировом судостроительном рынке», — заявил директор Института информационных технологий Алексей Липис.

«Центр решений для судостроения поможет нам обеспечить высокую квалификацию специалистов по решениям PLM CATIA и ENOVIA, в применении именно к судостроительной промышленности. Наша цель — создать ресурс поддержки наших заказчиков из числа судостроительных компаний Восточной Европы, работающих над проектами сотрудничества в электронном бизнесе, — говорит Эд Петроцелли (Ed Petrozelli), генеральный управляющий, IBM Product Lifecycle Management. — Открытие Центра знаменует выход IBM на новый уровень в области информационных систем для судостроения. Заручившись поддержкой такого партнера, как СПбГМТУ, IBM сможет обеспечить оптимальный уровень поддержки всей судостроительной индустрии, непрерывно разрабатывая и совершенствуя специализированные модули PLM, в которых так нуждаются сегодня кораблестроительные компании».

На открытии Центра лично присутствовал г-н Франсис Бернар (Francis Bernard), которого по праву можно считать одним из родоначальников САПР. Г-н Бернар любезно согласился дать эксклюзивное интервью корреспонденту журнала «САПР и графика».

«САПР и графика»: Господин Бернар, позвольте вас поприветствовать от лица наших читателей и попросить вас рассказать о компании Dassault Systemes.

Франсис Бернар: Когда 20 лет назад я создал компанию Dassault Systemes, она состояла всего из 20 человек, а сегодня Dassault Systemes — большая организация, в которой работают почти 4 тыс. инженеров. Фактически это группа компаний, которые расположены в 20 различных точках земного шара. Около половины нашего персонала работают в Америке, а остальные — в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Наша компания концентрирует усилия на исследованиях и разработках, тогда как наши партнеры из IBM занимаются в основном маркетингом и обслуживанием.

СГ: Могли бы вы поделиться с нашими читателями информацией о финансовых показателях Dassault Systemes за прошлый год? Каковы ваши прогнозы на нынешний год?

Ф.Б.: Рост доходов в 2001 году составил 18%, а в этом году мы планируем рост доходов на 15%. Доходы в I квартале 2002 года по сравнению с аналогичным периодом 2001 года выросли на 11% и составили 182,5 млн. евро. Более подробную информацию читатели могут найти на нашем сайте http://www.dsweb.com/.

СГ: Для каких отраслей промышленности компания Dassault Systemes предлагает сегодня свои решения?

Ф.Б.: Мы разрабатываем решения для семи отраслей промышленности: автомобилестроительной, аэрокосмической, промышленного машиностроения, а также для проектирования заводов, товаров народного потребления, электротехнического и электронного оборудования, а теперь и для судостроения. Судостроительная отрасль является для нас новым рынком.

СГ: А как выглядит рынок мирового судостроения на сегодняшний день?

Ф.Б.: Мы выделили для себя три основных направления в судостроении: военные, пассажирские и торговые суда. В отношении военных судов самым перспективным для нас является рынок США, для пассажирских судов — это европейский рынок, а для торговых — главным образом Япония, Корея и Китай.

Очень много потенциальных заказчиков сейчас оценивают наши решения. Мы рассматриваем сегодня рынок судостроения как важнейшее направление развития нашей компании. Сейчас у нас есть три основных партнера, с которыми мы работаем в этой отрасли. Прежде всего, мы получаем значительное финансирование от американского правительства в разработке решений для ВМФ США. Это связано с тем, что компании IBM и Dassault Systemes были выбраны американским правительством в качестве разработчиков инструментальных средств для проектирования новейших вооружений. Нашим партнером в разработке пассажирских судов является крупная компания Delta Marine Ltd. Что касается торговых судов, то мы ведем исследовательские проекты совместно с Сеульским интернациональным университетом. Я надеюсь, что мы сможем начать подобные проекты и с российскими организациями.

СГ: В чем заключается специфика работы в судостроительной отрасли?

Ф.Б.: Современное судно — очень сложное изделие. Так, в атомной подводной лодке насчитывается миллион деталей, а в авианосце — свыше 10 млн. Для сравнения: пассажирский самолет содержит порядка 100 тыс. деталей, а автомобиль — менее 10 тыс. При проектировании судна приходится работать с огромным количеством конструктивных элементов и оборудования, а кроме того — управлять большой базой данных.

Сегодня во всем мире судостроительная отрасль переживает полную реорганизацию с целью внедрения новых инструментальных средств, для того чтобы стать более конкурентоспособной. Я надеюсь, что IBM и Dassault Systemes смогут предложить для судостроения уже существующие технологии проектирования, разработанные нами для других отраслей. Если мы будем ориентироваться только на судостроение, то не сможем развиваться дальше, потому что рынок судостроения слишком мал, чтобы дать достаточный доход для развития и разработки столь сложных технологий.

СГ: Какие основные проблемы приходится решать в современном судостроении?

Ф.Б.: Прежде всего это проблема глобализации — гибкого управления децентрализованной структурой. Другими словами, концепция новых судов определяется виртуальным предприятием. При этом проектировочные и производственные организации, а также субподрядчики могут находиться в разных странах мира. Информационной средой при этом является сеть Internet.

Вторая проблема — это инновационный процесс. На этом уровне возникают задачи управления огромным количеством данных со сложной структурой. Для сокращения расходов и сроков цикла разработки необходима интеграция проектирования корпуса и наполнения судна. Разумеется, это будет реализовано за счет внедрения технологии трехмерного проектирования. Такую технологию мы уже внедрили для автомобильной и аэрокосмической отраслей, используя идею цифрового макета изделия.

Третья проблема — переход к цифровой обработке информации. Использование новых технологий проектирования требует внедрения новой технологии производства, основанной на совместной работе над проектом и обмене информацией между всеми участниками виртуального предприятия. Здесь речь идет о распределенных базах данных, технологиях Internet, Extranet и о цифровом макете изделия.

Четвертая проблема — рациональное использование капитала. Использование виртуального макета на всех этапах проектирования представляет возможность инженерам-технологам и эксплуатационщикам задавать требования проектировщикам. Другими словами, наши инженеры на производстве и инженеры, занятые техническим обслуживанием, участвуют в инновационном процессе. Они могут помочь в разработке конструкции корабля с простым технологическим обслуживанием.

СГ: Как Dassault Systemes позиционирует себя в судостроении по отношению к конкурентам?

Ф.Б.: На рынке PLM-решений мы, совместно с компанией IBM, являемся самым крупным разработчиком. PLM представляет собой основной компонент общего понятия, которое мы называем виртуальным предприятием. Второй по доходам является компания EDS, а третьей — компания PTC. Но из этих компаний только мы работаем с судостроительной отраслью. Наша стратегия заключается в предоставлении мощи трехмерных технологий всем отраслям. Мы поставляем не просто CAD-систему, а комплексные решения для постройки самолетов, автомобилей и кораблей. Это более широкая стратегия, чем у наших конкурентов.

СГ: Какие решения вы предлагаете сегодня для решения задач судостроения?

Ф.Б.: Для решения задач судостроения мы предлагаем четыре наших бренда — CATIA, DELMIA, ENOVIA и SmarTeam. В отношении PLM система CATIA сосредоточена на инженерном анализе изделия, а ENOVIA и SmarTeam — на управлении жизненным циклом и поддержке решений. Задачи PDM и совместной работы решаются с помощью ENOVIA и SmarTeam, а область применения DELMIA — производственные задачи. Все системы используют единую базу данных о технологических процессах и ресурсах.

Наш подход к судостроению как отраслевому сегменту базируется на понятии технологического процесса и совместной работе над проектом. Управление данными о продукте в технологическом процессе позволяет сохранить и повторно использовать базу знаний предприятия.

СГ: Потребует ли судостроительная отрасль разработки новой концепции и технологии проектирования?

Ф.Б.: Сейчас мы разрабатываем две новые концепции проектирования изделий.

Основой новых технологий является цифровой макет изделия (ЦМИ). Он позволяет интегрировать все этапы проектирования корабля, такие как размещение оборудования, трубопроводов, электрики и т.п. На этом уровне возможно точное трехмерное определение корабля. Но особенно важно то, что ЦМИ используется всеми участниками проекта для выполнения одновременного параллельного проектирования. Таким образом, компьютер впервые позволит нам определить трехмерный образ такой сложной сборки, как корабль. Впервые мы получаем возможность параллельной разработки в рамках расширенного предприятия, включая поставщиков, с тем чтобы все коллективы могли работать вместе.

Следующий уровень — это то, что мы называем PPR-технологией (Product—Process—Resource): продукт—технологический процесс—ресурс. На этом этапе мы не только обрабатываем данные об изделии, то есть ЦМИ, но и управляем данными технологического процесса и данными ресурсов. Таким образом, с помощью модели PPR мы управляем всем процессом производства. Как фундамент PPR-архитектуры используются CATIA, ENOVIA и DELMIA.

Интеграция данных о продуктах, процессах и ресурсах исключительно важна как способ оптимизации проектирования и производства судна. Эта система позволяет на основе правил проектирования сохранять и повторно использовать базу знаний предприятия. Если учесть, что проектирование — процесс итерационный, то использование базы знаний может существенно автоматизировать процесс оптимизации изделия.

СГ: Какие направления развития системы CATIA вы считаете стратегически важными?

Ф.Б.: Это многоплановый вопрос. Как вы знаете, наш главный рынок сегодня — автомобилестроение. Более 70% автомобильного рынка использует систему CATIA. Некоторое время назад компания TOYOTA Corp объявила о решении взять за основу наше PLM-решение. Поэтому сейчас мы разрабатываем больше решений для автомобильного рынка. Нам бы хотелось на примере компании TOYOTA показать всем, что наша PPR-модель проектирования полностью работоспособна и ее использование будет выгодно и для других автомобильных компаний. Что касается аэрокосмической отрасли, то здесь мы уже являемся лидерами. Я бы даже сказал, что CATIA фактически стала стандартом в аэрокосмической отрасли.

Сейчас мы фокусируем внимание разработчиков на трех основных направлениях — судостроении, электротехнике и машиностроении. В каждом из этих сегментов рынка есть своя специфика.

СГ: Продолжается ли разработка CATIA v4 под управлением UNIX?

Ф.Б.: При разработке CATIA мы используем понятие версии — каждая версия отображает текущее состояние уровня технологии проектирования. Как вы знаете, начиная с 1982 года мы переходили от версии 1 к версии 4, а сейчас мы предлагаем версию 5. Версия 4 все еще используется многими нашими заказчиками, но мы больше не ведем по ней разработки. 3-я версия включает в себя 120 продуктов, за два года мы смогли разработать практически столько же продуктов и для 5-й версии. Каждый год мы выпускаем два новых релиза в рамках одной версии. Выпуск 8-го релиза 5-й версии был объявлен в феврале 2002 года, и в нем появилось много новых возможностей. До конца текущего года появится 9-й релиз.

СГ: Планируете ли вы осуществить локализацию CATIA для российского рынка?

Ф.Б.: В настоящий момент таких планов нет. CATIA v5 может поддерживать российские стандарты и заказчик может сам выполнить требуемую ему адаптацию системы под свои стандарты. До последнего времени у нас не было жестких требований от заказчиков по локализации CATIA.

СГ: Что, по вашему мнению, больше всего мешает продвижению CATIA на российском рынке? Проблема пиратства или что-то еще?

Ф.Б.: Я считаю, что пиратские копии не препятствуют распространению CATIA на российском рынке. Единственное препятствие — отсутствие средств у предприятий. В некоторых странах проблемы с распространением CATIA обусловлены недостаточным уровнем развития промышленности и образования. В России таких причин нет. Главная преграда — недостаток средств. Для распространения CATIA требуется, чтобы были новые большие проекты новых самолетов, кораблей, автомобилей.

СГ: Как известно, в прошлом году компания Dassault Systemes приобрела фирму Spatial Technologies, которая известна как разработчик геометрического ядра ACIS. Могли бы вы прокомментировать это событие и рассказать, в каких продуктах будут использоваться решения Spatial Technologies?

Ф.Б.: Мы приобрели эту компанию, так как решили сами продавать те решения, которые разработала Spatial Technologies. Поскольку мы предлагаем все услуги по трехмерному моделированию, разработанные в CATIA, то вполне можем продавать аналогичные решения, разработанные Spatial Technologies. Таким образом, мы планируем продвигать параллельно ядро ACIS и особое внимание уделим САЕ-вопросам.

СГ: В прошлом году корпорацией EDS была осуществлена покупка компаний Unigraphics Solutions и SDRC. Считаете ли вы возможным их слияние в ближайшее время и как вы оцениваете конкуренцию с EDS?

Ф.Б.: Для нас это событие — достаточно хороший знак, так как I-DEAS практически умирает и, по всей видимости, будет развиваться Unigraphics. Поэтому нам представляется возможной продажа наших решений пользователям I-DEAS.

СГ: Как вы оцениваете конкуренцию с компанией РТС? Многие аналитики пророчат Pro/ENGINEER тяжелые времена. Что вы можете сказать по этому поводу?

Ф.Б.: Я согласен с вами: компания РТС сегодня не в лучшей форме, и я полагаю, что ее может кто-либо приобрести. На протяжении последних нескольких лет РТС концентрирует свои усилия на разработке PDM-системы Windchill, а ее сапровский бизнес постепенно приходит в упадок, потому что инвестиций в это направление не делается. Поскольку PDM-бизнес требует больших капиталовложений и не приносит быстрой отдачи, в итоге получается, что РТС не возвращает те инвестиции, которые вкладывает в развитие PDM-системы. В то же время 80% той функциональности, которую предлагает Windchill, уже реализовано в более дешевых и популярных продуктах, широко распространенных на рынке и привычных для заказчика.

СГ: Считаете ли вы конкурентами САПР CATIA v5 и SolidWorks?

Ф.Б.: Мы считаем, что эти продукты достаточно разнесены на рынке САПР и реально не конкурируют между собой. CATIA v5 является процессо-ориентированной системой. CATIA больше подходит для крупных проектов, полностью закрывая технологическую цепочку проектирования. CATIA, ENOVIA и SmarTeam замыкают при помощи PLM-технологии всю цепочку не только разработчиков, но и поставщиков. SolidWorks больше ориентирован на геометрическое моделирование изделий и предназначен не столько для промышленных задач, сколько для конструирования изделия. Поэтому даже подходы к проектированию в CATIA и SolidWorks совершенно разные. С точки зрения взаимоотношений с заказчиками между CATIA и SolidWorks также существует большая разница. SolidWorks является «коробочным» бизнесом, при этом тесных взаимоотношений с заказчиками не имеет. Внедрение PLM-продуктов требует установления тесных взаимоотношений с клиентами. Поэтому SolidWorks больше относится к тому сегменту рынка, где присутствуют Solid Edge или Inventor. Система CATIA реально конкурирует только с разработками компаний EDS и PTC.

СГ: Планируется ли создание прямого интерфейса обмена данными между CATIA v5 и SolidWorks?

Ф.Б.: Нет, таких планов у нас нет. Как видите, каждая из этих систем живет своей жизнью. SolidWorks совершенно отделена от PLM-направления. Мы не хотим создавать никаких проблем на рынке САПР. Наша стратегия полностью отличается от концепции PTC, предлагающей одинаковые продукты и крупным, и мелким заказчикам. В этом мы принципиально различаемся.

СГ: И последний вопрос. На российском рынке САПР более активно продвигается SolidWorks, нежели CATIA. С чем это связано?

Ф.Б.: Это объясняется тем, что SolidWorks более дешевый продукт, его гораздо проще использовать и он ориентирован на конструирование. Я считаю, что в настоящий момент в России больше востребованы системы, ориентированные на конструирование. PLM-решения ориентированы на большие промышленные проекты. Для более активного внедрения PLM-решений необходимо наличие стимула, которым может стать сотрудничество российских предприятий с зарубежными партнерами.

СГ: Позвольте пожелать вам успехов в работе, с которыми мы будем регулярно знакомить нашим читателей!

Беседу провел Константин Евченко

«САПР и графика» 6'2002