11 - 2002

PLM-решения от компании IBM на службе российских предприятий

17 октября в отеле «Ренессанс» в Москве прошел PLM Форум. На ежегодном мероприятии, организованном компанией IBM, были представлены программные решения на основе таких брендов, как CATIA, ENOVIA, DELMIA и SmarTeam. Основное внимание докладчиков было сконцентрировано на возможностях высокоуровневой САПР CATIA V5 и новых модулях, появившихся в 9-м релизе 5-й версии системы. Демонстрации новых возможностей системы совмещались с выступлениями зарубежных и отечественных пользователей. На Форуме представители компании Delfoi (Финляндия) впервые в России продемонстрировали продукт DELMIA, предназначенный для решения технологических задач. Специалисты российского предприятия «Арсенал» рассказали об опыте применения PDM-системы SmarTeam, которая также успешно используется на предприятиях МПС для управления архивными данными. Большой интерес у участников Форума вызвал доклад С.Хохлачева об опыте успешного использования системы CATIA V5 на ОАО «ЭнергоМашКорпорация». Все доклады сопровождались эффектными презентациями и демонстрациями выполненных проектов.

Последний раз подобное мероприятие компания IBM проводила в апреле этого года в Санкт-Петербурге. На нем были представлены PLM-решения для судостроения от компаний Dassault Systemes и IBM. В «САПР и графика» № 6’2002 читатели могут прочесть интервью с основателем компании Dassault Systemes Франсисом Бернаром (Francis Bernard), который ответил на вопросы относительно общей стратегии развития системы CATIA и ее положения на современном рынке САПР.

На этот раз корреспондент журнала «САПР и графика» встретился с менеджером IBM по развитию PLM-бизнеса в странах Скандинавии, Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки Сергеем Константиновичем Яскевичем, который долгое время работал в российском представительстве IBM и хорошо разбирается в особенностях отечественного рынка САПР. Сергей любезно согласился дать эксклюзивное интервью для читателей журнала «САПР и графика».

«САПР и графика»: Позвольте поприветствовать вас от лица наших читателей и задать вам первый вопрос: в чем, по вашему мнению, заключаются основные особенности российского рынка САПР и в чем его главное отличие от западного рынка?

Сергей Яскевич: Первое, и самое главное, что необходимо отметить, — это огромный потенциал российского рынка САПР, который ассоциируется с непаханой целиной. Уровень использования САПР на российских предприятиях просто не сопоставим с аналогичными показателями на Западе. И нам это говорит о том, что российский рынок очень перспективен для компании IBM.

Второй фактор, который я хотел бы отметить, — сегодня у российских предприятий, приходящих в себя после кризиса экономики 1998 года, начали появляться финансовые средства. Ситуация меняется в лучшую сторону.

СГ: Сказывается ли рост российской экономики на уровне продаж решений IBM в России?

С.Я.: Подведение итогов работы по окончании III квартала этого года по направлению САПР — сюда относятся такие бренды, как CATIA, ENOVIA, DELMIA и SmarTeam, — показало, что только в России продажи этих продуктов выросли на 36,1% по сравнению с аналогичными показателями прошлого года. Мы очень надеемся, что подобный рост сохранится и в следующем году.

СГ: Каким образом компании IBM и Dassault Systemes планируют продвигать свои решения на российском рынке САПР: все продукты будут локализованы и приведены в соответствие с отечественными стандартами и методиками проектирования либо пользователи должны будут адаптироваться к решениям, созданным для западного рынка?

С.Я.: Мне думается, что, в принципе, будет происходить обоюдный процесс. Многие российские предприятия работают сегодня в кооперации с зарубежными партнерами, что требует от них перехода на современные методы работы. Благодаря этому растет уровень профессионализма инженеров, конструкторов и технологов: они изучают западные стандарты и методы проектирования, а также английский язык. Поэтому сегодня вопросов о полной локализации систем типа перевода интерфейса пользователя на русский язык нам практически не задают. Взять, к примеру, Швецию: завод VOLVO использует несколько тысяч рабочих мест CATIA, но требование перевести интерфейс на шведский язык не предъявлялось. У пользователей САПР давно сложился свой словарь англоязычных терминов и понятий, который успешно используется во всем мире. Другое дело — локализация систем управления конструкторской и технологической документацией: если российскому заказчику требуется передать конструкторскую и технологическую документацию российскому партнеру, то, естественно, должны учитываться принятые ГОСТ и ОСТ и эта часть продукта должна быть локализована. Например, достаточно важна локализация PDM-системы SmarTeam, поэтому компания «Би Питрон», являющаяся с недавнего времени нашим партнером, выполнила полную адаптацию этого продукта для российского рынка. Вопрос же локализации CATIA для нас и наших заказчиков не является первостепенно важным.

СГ: Могли бы вы привести наиболее удачные примеры внедрения системы CATIA в России?

С.Я.: Наверное, самым ярким примером является проектный центр компании Boeing в Москве. Центр был создан и оснащен современными программными и техническими средствами в кратчайшие сроки. Конечно, процесс внедрения системы не был столь безболезненным, как на других российских предприятиях, — просто за основу в компании взяли те принципы работы, по которым корпорация Boeing работает во всем мире, и воплотили их у себя на предприятии.

Из российских заказчиков я бы выделил предприятие ОАО «ЭнергоМашКорпорация», делегаты которого представляют сегодня на Форуме свой доклад об опыте успешной эксплуатации CATIA V5. В сфере систем электронного документооборота стоит отметить пользователей PDM-системы SmarTeam — предприятие «Арсенал» и Министерство путей сообщения РФ.

Наши традиционно крупные заказчики — предприятия «АвтоВАЗ» и «ГАЗ». Со стороны конструкторов интерес к CATIA на этих предприятиях велик, но проблемы там связаны не с уровнем производства, а с отсутствием четкой стратегии развития предприятий, которая не была направлена на инновации. Эти компании стали заложниками (или жертвами) тех переделов собственности, которые, к сожалению, происходили в России в последние годы. Тем не менее система CATIA успешно работает в производственном режиме. К примеру, новый совместный проект «АвтоВАЗ» и General Motors — джип «Шевроле-Нива» — был спроектирован специалистами «АвтоВАЗа» в CATIA.

СГ: Не секрет, что многие наши предприятия едва сводят концы с концами. Насколько гибка политика компании IBM в вопросах ценообразования по отношению к российским заказчикам?

С.Я.: Мы всегда индивидуально подходим к потребностям и возможностям каждого заказчика и отдельно рассматриваем каждый конкретный проект, учитывая при этом множество факторов. Поэтому у нас практически не было случаев, когда мы теряли потенциальных заказчиков.

Если цена является определяющим фактором покупки системы, часто оказывается, что возможности CATIA заказчику просто были не нужны. Когда мы досконально объясняем заказчику возможности системы, то одновременно показываем, почему система стоит именно столько.

В Восточной Европе, например в Чехии и Польше, IBM предоставляет заказчику услугу проведения комплексного обследования предприятия на предмет выбора оптимальной конфигурации предлагаемых решений. Основываясь на собственном опыте и экономических показателях предприятия-заказчика, мы показываем, какие результаты будут достигнуты после внедрения комплексного решения. Компания IBM обладает огромным опытом в области бизнес-консалтинга, а после недавнего приобретения компании Price Waterhouse Consulting она стала одной из ведущих консалтинговых компаний в мире. Мы предпочитаем решать вопрос именно таким образом — не демпинговыми ценами, а экономически обоснованным прогнозом развития предприятия после внедрения наших решений.

СГ: В своем интервью г-н Бернар на вопрос «Что, по вашему мнению, более всего мешает продвижению CATIA на российском рынке?» ответил, что основная проблема  — отсутствие больших инновационных проектов и финансовых средств у предприятий. Вы с ним согласны?

С.Я.: К сожалению, российская промышленность действительно не ориентирована на выпуск новых инновационных продуктов. Но я чувствую, что потребность в серьезных проектах существует. На этом основана моя уверенность в перспективности российского рынка. В такой большой стране не может не быть крупных проектов. То, что их не было в последние годы, — беда России.

Отрадно, что сегодня Правительство РФ принимает программы по поддержке именно производителей, а не сырьевых отраслей. Будем надеяться, что в скором времени в России появятся и большие проекты. Пока же общий уровень платежеспособности российских предприятий невысок.

СГ: Как известно, на Западе позиции CATIA наиболее сильны в аэрокосмической и автомобильной промышленности. Состояние дел в российских наукоемких отраслях, мягко говоря, оставляет желать лучшего. На какие отрасли российской промышленности вы делаете ставку?

С.Я.: Мне думается, что России никуда не уйти от интеграции в мировое сообщество, которая будет способствовать развитию промышленности в целом. Я уже рассказывал о российском представительстве Boeing — этому примеру последовал концерн Airbus: в настоящее время заключаются соглашения о сотрудничестве концерна Airbus с российскими предприятиями, что заметно стимулирует продвижение CATIA V5 в аэрокосмический сегмент российского рынка. Российские предприятия в своих инновационных проектах также останавливают свой выбор на CATIA и комплексе решений IBM PLM. Так, ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» использует CATIA при проектировании принципиально нового семейства отечественных регионально-магистральных самолетов.

По моим прогнозам, в ближайшее время основной прирост доходов будет связан с приходом на российский рынок западных компаний и с вхождением России в международную кооперацию. Эти процессы послужат основой для возрождения российской промышленности. Сегодня мы только на начальном этапе ведения продуктивного бизнеса в России.

СГ: Насколько нам известно, на данный момент официальными бизнес-партнерами IBM в России являются только три фирмы: Bee Pitron, HetNet и MEBIUS. Почему так мало?

С.Я.: Увеличение уровня продаж решений IBM в России привело к сильной загруженности наших партнеров. На данный момент открывается очень хорошая перспектива для тех фирм, которые захотят стать нашими бизнес-партнерами.

Наше основное требование к бизнес-партнерам — высокий профессионализм. Мы ищем серьезных партнеров, готовых инвестировать средства в ресурсы, знания и поддержку.

Отмечу, что у IBM принципиально нет модели продаж «разработчик — ресселер». Все контракты заключаются исключительно между компанией IBM и заказчиком. Владельцем интеллектуальной собственности и лицензии является компания IBM. Бизнес-партнер выполняет функции нашего агента по продажам, занимается внедрением, инсталляцией, консалтингом и сопровождением продуктов и, по сути, является нашим региональным представителем.

СГ: Планирует ли IBM захватывать смежные сектора рынка САПР, например сектора архитектуры и строительства?

С.Я.: Можно привести много примеров великолепных архитектурных проектов, выполненных в системе CATIA, например проект восстановления собора в Дрездене. Всемирно известный архитектор Франк О.Гери использовал CATIA при проектировании таких шедевров современной архитектуры, как Музей музыки в Сиэтле (США), здание Музея Гугенхейма в Испании, скульптуры для Олимпиады в Барселоне. Но все же данная область не является профильной для системы CATIA с точки зрения бизнеса.

С помощью CATIA можно успешно решать задачи проектирования промышленных сооружений и конструкций. Выступление представителя «ЭнергоМашКорпорации» на нашем PLM Форуме сегодня наглядно показало возможности CATIA в этой области. Сложные задачи проектирования крупнейших в мире круизных кораблей, своего рода городов в миниатюре, решаются с помощью решения для судостроения CATIA Shipbuilding Solutions на Meyer Werft (Германия).

СГ: Что, по вашему мнению, должно являться определяющим фактором при выборе САПР заказчиком?

С.Я.: Выбирая САПР и поставщика САПР, вы выбираете себе партнера на долгие годы. Поэтому помимо функциональных возможностей конкретной системы необходимо наличие у разработчика САПР четкой стратегии и концепции развития продукта. Понятие САПР сегодня отходит на второй план. Все чаще заказчики говорят о комплексном решении по поддержке жизненного цикла изделия — PLM (в России большее распространение почему-то получил термин CALS). Насколько данная система САПР вписывается в архитектуру PLM-решения и готов ли поставщик САПР предложить комплексное решение — важные критерии выбора. Одним из определяющих критериев является наличие у поставщика достаточного опыта и ресурсов для внедрения системы.

Развитие CATIA в полной мере подтверждает приведенные мною доводы. Сегодняшние успехи CATIA стали возможными исключительно благодаря правильному выбору компаниями IBM и Dassault Systemes общей стратегии развития PLM-решений, составной частью которой и является система CATIA.

СГ: Как вы считаете, от каких факторов зависит успех внедрения САПР на российских предприятиях?

С.Я.: Практически все российские предприятия находятся приблизительно в одинаковых условиях — у всех устаревшие фонды и станочный парк, а также серьезные финансовые проблемы. Поэтому основой успешного внедрения САПР является принятие руководством предприятия стратегии автоматизации производства и жесткое следование намеченной цели. Поддержка руководства предприятия в этом случае чрезвычайно значима, и это гораздо важнее наличия современного станочного парка или налаженной сетевой структуры.

Сейчас мы наблюдаем перелом в сознании руководителей российских предприятий:  люди стали понимать, что внедрение CAD/CAM-систем себя окупает. Сегодня многие крупные российские предприниматели начали инвестировать свои средства именно в САПР.

СГ: Совсем недавно стало известно о приобретении компанией IBM фирмы EADS Matra Datavision. Чем было обосновано это решение?

С.Я.: У многих российских пользователей компания EADS Matra Datavision ассоциируется с САПР EUCLID. В последние годы EUCLID предлагается заказчикам только в России. Когда я говорю своим деловым партнерам на Западе, что в России по-прежнему предлагают Euclid, мне просто никто не верит! Россия всегда славилась такими парадоксами. Комплекс EUCLID на Западе уже давно стал частью истории — фактически это «мертвая душа».

СГ: Зачем тогда компания IBM купила «покойника»?

С.Я.: Дело в том, что сегодня EADS Matra Datavision — крупнейшая сервисная организация в Европе! Компания EADS Matra Datavision является третьим по значимости интегратором PLM-решений в Европе после IBM и EDS. Вся интеграция, связанная с проектами фирмы Airbus в Европе и Европейского оборонного консорциума, осуществляется фирмой EADS Matra Datavision. С покупкой этой компании в команде IBM появится свыше 600 высококлассных специалистов по PLM-решениям. Приобретение компании EADS Matra Datavision добавит заказчикам IBM уверенности в том, что у IBM достаточно ресурсов и опытных высококлассных специалистов для внедрения PLM-решений.

СГ: Сколько всего лицензий CATIA используется в России?

С.Я.: Сегодня это около 500 рабочих мест. Для сравнения скажу, что только компания Boeing за рубежом имеет около 12 тыс. рабочих мест. Другими словами, на общем фоне продажи системы CATIA в России практически незаметны, хотя, как я уже говорил, темпы роста продаж очень благоприятные.

СГ: Позвольте задать вам интересующий многих наших читателей вопрос о конкуренции систем CATIA V5 и SolidWorks. Компания SolidWorks Corp выпустила новый релиз системы SolidWorks 2003, по своим функциональным возможностям вполне сопоставимый с первым релизом CATIA V5. Все-таки CATIA V5 и SolidWorks 2003 — это конкуренты или нет?

С.Я.: Я уверен, что SolidWorks нельзя считать конкурентом CATIA V5 по целому ряду причин. Во-первых, мы занимаем разные ниши рынка. Во-вторых, сегодня на Форуме мы говорим о комплексных PLM-решениях, за которыми стоят стратегия развития и архитектура системы. Концепция PPR (Product Process Resources) создает на предприятии цельное видение PLM-технологий как стратегии развития. У SolidWorks нет такого видения своего развития, а также дальнейшей интеграции с системами DELMIA и ENOVIA на основе концепции PPR.

СГ: Как вы охарактеризуете конкуренцию в области высокоуровневых САПР?

С.Я.: Сегодня конкуренция в этой области приняла некую особую форму. Система Unigraphics как была сильной системой, так ею и остается. У компании SDRC, являющейся разработчиком системы I-DEAS, возникают сложности, связанные с интеграцией с новой структурой внутри компании EDS. Слияние и объединение компаний никогда не бывает простым и безболезненным.

У компании PTC проблемы касаются стратегии собственного развития. Войти в спад намного легче, чем выйти из него. В этом состоянии и находится сегодня PTC.

Сложности, которые переживают компании SDRC и PTC, делают их заказчиков уязвимыми, что дает нам дополнительные шансы в конкурентной борьбе.

Как вам известно, всемирно известная компания RAND Corp, которая является сегодня эксклюзивным поставщиком продуктов PTC в Восточной Европе, недавно стала крупнейшим бизнес-партнером IBM. Этот факт говорит о том, что не только заказчики, но и крупнейшие дистрибьюторы понимают проблемы рынка САПР и переходят на сторону IBM.

Сегодня мы убеждаем наших потенциальных заказчиков, что CATIA — это хорошо и надолго.

СГ: Злые языки ваших конкурентов говорят, что все крупные заказчики IBM используют исключительно CATIA V4 и что CATIA V5 еще слишком «сыра». Не могли бы вы прокомментировать это утверждение?

С.Я.: Я не вижу в этом ничего удивительного. Действительно, все крупнейшие заказчики IBM до сих пор используют CATIA V4, и это может продолжаться еще длительное время. Но связано это вовсе не с недостатками 5-й версии, а с производственными процессами самих предприятий. Для крупных фирм CATIA V4 — это не просто программное обеспечение, а основа всех производственных процессов. Крупные пользователи 4-й версии, например Boeing, Volkswagen и Mercedes, имеют тысячи рабочих мест, и в одночасье модернизировать их просто нереально — для этого нужны время, ресурсы и финансы. Производственный цикл остановить невозможно. В конечном счете, резкий переход на новую версию получается экономически нецелесообразным. Чтобы помочь нашим заказчикам максимально быстро и безболезненно перейти на новые технологии проектирования на основе CATIA V5, в IBM был специально организован Консультативный центр, который находится в Германии и открыт для всех заказчиков, у которых возникают вопросы по оптимизации перехода с CATIA V4 на CATIA V5.

По поводу якобы «сырости» 5-й версии я хочу отметить, что, по оценкам ведущих экспертов, CATIA V5 является сегодня самым динамично развивающимся продуктом. С момента выхода 5-й версии появилось уже 10 релизов, и каждый новый релиз приносит в систему качественно новое содержание и функциональные возможности.

СГ: Сколько еще времени компания IBM будет поддерживать 4-ю версию?

С.Я.: Действительно, компания IBM полностью прекратила разработку 4-й версии CATIA. Все усилия сейчас сконцентрированы на разработке 5-й версии, но у IBM нет и не было планов по закрытию 4-й версии CATIA. Она будет поддерживаться до тех пор, пока это необходимо нашим заказчикам. Наша компания считает недопустимым шантажировать своих заказчиков закрытием 4-й версии и тем самым вынуждать их переходить на CATIA V5. Мы лишь аргументированно объясняем пользователям системы CATIA V4 те преимущества, которые они получат от перехода на новые технологии проектирования, реализованные в 5-й версии.

СГ: Большое спасибо за ваши ответы. Будем надеяться, что PLM-технологии будут и впредь способствовать развитию российской промышленности.

Беседу провел Константин Евченко.

«САПР и графика» 11'2002