6 - 2011

«Я задаю себе вопрос — почему мы не приезжали в Россию раньше?»

Во время проведения форума нам удалось встретиться с Карстеном Ньюбери, старшим вице-президентом и управляющим директором, Velocity Series компании Siemens PLM Software, и Биллом МакКлюром, вице-президентом по разработке Velocity Series, которые любезно согласились ответить на вопросы издания.

«САПР и графика»: Каковы перспективы развития Velocity Series в России?

Карстен Ньюбери: Растущий российский рынок очень важен для нас. История присутствия Siemens в России насчитывает более 160 лет, в то время как Solid Edge представлен на этом рынке только 15 лет. У нас есть ощущение, что мы лишь в начале пути, — мы имеем высокий потенциал и уверены, что нас ожидает большое будущее. В прошлом году компания росла впечатляющими темпами, и я весьма удовлетворен результатами нашей деятельности за 2010 год. Несмотря на то что и для меня, и для Билла этот приезд в Москву является первым, мы активно взаимодействовали с нашей российской командой. Одно из ключевых решений, которое мы приняли, заключается в увеличении инвестиций в расширение и пополнение штата сотрудников в России, отвечающих непосредственно за развитие Solid Edge и Velocity Series. Кроме того, значительно увеличены инвестиции в локализацию и развитие продуктов.

Карстен Ньюбери, старший вице-президент

Карстен Ньюбери, старший вице-президент и управляющий директор, Velocity Series компании Siemens PLM Software

Билл МакКлюр, вице-президент по разработке Velocity Series

Билл МакКлюр, вице-президент по разработке Velocity Series

Билл МакКлюр: В текущей версии Solid Edge ST3 большое внимание было уделено локализации продукта и поддержке российских чертежных стандартов. Была добавлена поддержка юникода, что позволило нам представлять информацию, в том числе и на чертежах, на многих языках, включая русский. Была сформирована специальная группа разработчиков, задачей которой стало обеспечение выполнения требований локальных чертежных стандартов, в частности ЕСКД. В следующей версии ST4 будет осуществлен целый ряд усовершенствований, которые значительно повысят степень соответствия требованиям ЕСКД. Соответствующее бета­тестирование с участием российских заказчиков успешно прошло в Москве в начале апреля.

СГ: В России довольно много пользователей Solid Edge, и некоторые из них выражают мнение, что Solid Edge в настоящий момент плохо локализован. Что вы можете сказать по этому поводу?

К.Н.: Поддержка юникода была реализована нами только в последней версии, вышедшей в сентябре прошлого года. А самая главная часть локализации — обеспечение выполнения требований российских чертежных стандартов будет реализована в грядущей версии ST4, которая выходит  нынешним летом, в июне. Я полагаю, что комментарии, которые вам приходилось слышать, скорее всего, соответствуют «услышанным» нами ранее требованиям по отношению к стандартам ЕСКД, которые мы уже реализуем в новой версии. Также я хотел бы добавить, что в прошлом году мы провели анализ текущей ситуации по локализации и получили очень много ценных замечаний как от наших заказчиков, так и от наших российских сотрудников, на основании чего, собственно, и были запланированы и выполнены работы по поддержке требований ЕСКД.

СГ: Какова дальнейшая стратегия развития Velocity Series, и когда ждать новых версий продуктов?

К.Н.: Что касается следующей версии Solid Edge ST4, то она выйдет этим летом, в июне. Общая стратегия развития остается прежней: поставлять на рынок экономичный коробочный продукт, который позволяет пользователям более эффективно вести проектные и конструкторские разработки. У нас есть сотрудники, которые, занимаются обеспечением поддержки ЕСКД в Solid Edge ST4, они продолжат работу с представителями рынка в России, изучая и максимально обеспечивая их потребности. Что касается получаемых нами отзывов, то в общем они сводятся к тому, что это очень мощный продукт, которым легко пользоваться.  Теперь, когда проблема локализации решена, принципиально важно, чтобы возможности продукта стали известны как можно большему количеству людей и он стал более узнаваем на рынке. Не сомневаюсь, что в этом вы сможете нам помочь.

СГ: Конечно, мы поможем. Тем не менее, вы уверены, что сейчас на рынке востребован коробочный продукт? Ведь в настоящее время предприятия хотят получить отнюдь не коробку с софтом, а что­то большее.

К.Н.: Да, частично я с вами согласен. В структуре продуктов нашей компании есть более сложное решение, охватывающее широкий спектр задач, которое пользуется огромной популярностью на рынке. Вместе с тем мы видим примеры многих компаний, которым необходимо решать такие задачи, как эффективное управление данными и быстрый поиск необходимой конструкторской информации, в условиях, когда ресурсы ограниченны. Особенностью нашего программного обеспечения является быстрое внедрение и простота в использовании, построение по модульному принципу. И когда я говорю, что наше ПО коробочное, я имею в виду модульный принцип, скорость внедрения и простоту использования, что не исключает его мощности.

СГ: Как отразится на развитии Solid Edge отказ компании Dassault Systems применять ядро Parasolid?

К.Н.:  Думаю, что наш бизнес будет растиO. Если серьезно, я считаю, что это непростая задача для клиентов Dassault Systems. Замену ядра я бы сравнил с операцией на открытом сердце. Подумайте о приложениях сторонних разработчиков, которые строились поверх Solid Works, — эти приложения уже функционируют у заказчика, а значит они обращаются к Parasolid.

Кроме того, есть и другие следствия. Билл, давно работающий в нашей компании, может рассказать вам многое о том этапе, когда мы заменили ядро Solid Edge. Тогда оно называлось ACIS. Представьте себе, что заказчику Solid Works нужно переходить от очень мощного ядра Parasolid к другому. Этот процесс потребует вовлечения и задействования огромного количества ресурсов, в том числе человеческих. И я думаю, что эти факторы значительно уменьшат отдачу,  которую заказчик ожидает получить от Solid Works. Это станет для него сложной задачей.

Тем не менее мы хотим сосредоточиться на положительных моментах. С помощью Solid Edge мы помогаем клиентам повышать производительность проектирования. Наши заказчики получают преимущества и от использования синхронной технологии. В целом, мы считаем, что это событие будет иметь положительные последствия, и мы по­прежнему сосредоточены на преимуществах производительности программных продуктов, предлагаемых нашим клиентам.

К.Н.: Преимущества существуют на разных уровнях: на уровне самого продукта, на уровне портфеля, а также на уровне всего бизнеса. Что касается самого продукта, то Velocity Series имеет четкие преимущества. Во­первых, это поддержка синхронной технологии, во­вторых —  обеспечение высокой степени удобства для пользователя. Относительно портфельных, комплексных внедрений, продукт предоставляет заказчикам широкие возможности роста за счет обеспечения интеграции между разными системами — CAD, CAM, CAE и PDM. Клиенты могут начать с одной области, к примеру CAD, затем перейти к инженерному анализу, PDM и CAM. Кроме того, сторонние данные CAD обрабатываются в наших системах быстрее, чем в родных. 

С точки зрения бизнес­преимуществ, я бы хотел в первую очередь отметить энтузиазм и заинтересованность в своей работе наших специалистов. Заказчики Velocity Series работают с командой лучших разработчиков, которые стремятся к успеху. Именно в этом лежит основа нашего прогресса и развития.

СГ: Возвращаясь к синхронной технологии — помогает ли ее применение  продвигать Solid Edge?

К.Н.: Синхронная технология представляет для нас очень большую ценность. В то же время мы делаем определенные выводы, исходя из опыта первых двух версий. Отчасти это касается степени зрелости самого продукта и того, каким образом можно наиболее эффективно донести до наших заказчиков информацию о возможностях новых технологий и способах их применения. В версии ST3 мы добились больших успехов в области деталей, предназначенных для обработки на станках, а также в области работы с листовым металлом. Здесь синхронная технология оказывается наиболее выгодной и не имеет ограничений в своем применении, особенно с появлением в ST3 возможности работы в одной и той же среде с помощью синхронного и традиционного моделирования. Это дает возможность пользователям брать лучшее от обоих методов, чего не предлагает ни один из конкурентов.

СГ: В России есть заказчики, которые активно используют именно синхронную технологию?

К.Н.: Хороший вопрос. Синхронная технология интегрирована во все версии  Solid Edge начиная с 2008 года, она автоматически поставляется заказчикам при заказе Solid Edge. У нас много примеров применения синхронных технологий. В России эти технологии использоуются как в областях машиностроения, так и на базе различных научно­иследовательских предприятий. В частности, я могу назвать Лабораторию физики высоких энергий ОИЯИ.

СГ: В каких отраслях промышленности используется синхронная технология?

К.Н.: Я не вижу каких­либо отраслевых ограничений в применении синхронной технологии. Она интегрирована в Solid Edge и поставляется заказчикам, представляющим любую индустрию. Хотя, как я уже сказал, при продаже первых версий наибольший интерес и спрос мы ощутили в области машиностроения и металлообработки, в особенности в обработке листового металла.

Лаборатория физики высоких энергий ОИЯИ применяет передовые технологии от Siemens PLM Software для инновационных разработок, поддержки научных исследований и открытий

Почти половина научных открытий в области ядерной физики, зарегистрированных в бывшем СССР, сделана в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ) в городе Дубне Московской области. Институт имеет статус международной межправительственной научно­исследовательской организации, его учредителями являются 18 государств. Основными направлениями теоретических и экспериментальных исследований в ОИЯИ являются физика элементарных частиц, ядерная физика и физика конденсированных сред.

Одна из восьми лабораторий ОИЯИ — лаборатория физики высоких энергий имени В.И. Векслера и А.М. Балдина (ЛФВЭ) одной из первых в России применила систему Solid Edge с синхронной технологией. С ее помощью инженерами ЛФВЭ был создан электромагнитный ондулятор для европейского рентгеновского лазера на свободных электронах XFEL DESY.

Созданный в ОИЯИ ондулятор состоит более чем из 10 тыс. деталей и включает сотни унифицированных компонентов, десятки уникальных сборочных узлов и других повторяемых элементов. Он имеет размер около 4 м в длину и состоит из 44 мощных электромагнитов­«катушек». Ондулятор является составной частью европейского рентгеновского лазера на свободных электронах XFEL DESY — установки длиной в 3,4 км, размещенной в тоннеле в районе г.Гамбурга (Германия). Лазер XFEL DESY позволяет решать задачи, которые до появления нанотехнологий считались нерешаемыми. Например, исследования структуры белков открывают фантастические возможности в медицине, генетике, биологии.

Использование Solid Edge с синхронной технологией позволило собрать в общей модели проекты деталей, которые были созданы партнерами лаборатории в других CAD­системах. На этапе конструирования и моделирования с помощью Solid Edge проводились инженерные расчеты и подбор электромагнитных катушек, затем модель дорабатывалась прямым редактированием сборки. В ходе проектирования узлы изделия неоднократно представлялись заказчику с применением встроенных средств визуализации, обсуждались и корректировались в сборке. При этом в рамках проекта XFEL DESY CAD­система Solid Edge с синхронной технологией использовалась и российскими, и немецкими инженерами.

«Прорыв, который мы получили в результате применения системы проектирования Solid Edge с синхронной технологией, превзошел все наши ожидания, — рассказывает начальник конструкторского бюро Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ Алексей Шабунов. — Возможности системы и достигнутые нами результаты убедили наших международных партнеров выбрать Solid Edge».

СГ: Вы сказали, что впервые приехали в Москву, в Россию. С чем связан ваш приезд, и как вы оцениваете российский рынок?

К.Н.: Единственный вопрос, который я должен был себе задать, — почему я не приезжал сюда раньше? Я считаю, что Россия — замечательная страна, обладающая огромным потенциалом. Как, собственно, и продукты линейки Velocity Series — здесь, в общем­то, всё совпадает. Сейчас мы видим огромные потенциальные возможности в России, именно поэтому интенсивно инвестируем в доработку продуктов под местные требования.

СГ: Карстен, в самом начале разговора  вы сказали, что компания  увеличивает количество специалистов для работы в России. Какие у вас планы?

К.Н.: Никаких ограничений, касающихся расширения штата, у меня нет. Например, сегодня мы узнали, что появились очень интересные возможности на рынке образовательных и научных учреждений. Именно поэтому мы планируем нанять специалиста для работы с академическим сообществом. Все меры мы собираемся осуществлять без задержки, со следующего финансового года. Мы будем следить за ситуацией и набирать людей по мере необходимости. Всего в Siemens PLM Software в России сегодня работает около ста человек. Теперь для нас стала актуальной задача переезда в другой офис, поскольку  рабочих мест для всех уже не хватает (в мае московский офис переехал в собственное здание, расположенное на Б.Татарской 9, — Прим. ред.).

СГ: Вопрос Биллу: что сделано в отношении развития и поддержки ЕСКД?

Б.М.: В Solid Edge ST4 мы уже внесли несколько усовершенствований, например наименование представлений чертежей приведено в соответствие со стандартами ЕСКД. Также есть усовершенствования в части обеспечения средств для правильного представления списка деталей в соответствии с ЕСКД. Были произведены усовершенствования и доработки, позволяющие получать на чертежах текст, сформатированный в соответствии с ЕСКД.

СГ: В последнее время многие российские и зарубежные разработчики начинают использовать «облачные» технологии. Как вы к этому относитесь?

Б.М.: Мы очень внимательно следим за развитием технологий «облачных» вычислений.  Но, поверьте мне, модель «облачных» вычислений в том виде, как она реализуется сегодня, дает максимальную выгоду для работы с приложениями, имеющими транзакционный характер, и, конечно, с приложениями, которые ориентированы на коллективную работу и на обмен данными между разными участниками. Выгода, которую «облачная» модель обеспечивает САПР или инженерным приложениям для формирования конструкторских материалов, пока никем не доказана. Производительность САПР­системы в первую очередь ограничивается пропускной полосой канала взаимодействия с памятью, точнее, на пути «диск — память — процессор». И на данный момент нет ощущения, что от установки САПР­системы в «облаке» можно получить какой­то выигрыш по производительности, в том числе и по производительности труда. Я думаю, что уже скоро сформируется некий гибридный подход, в котором «облако» будет применяться в первую очередь как механизм обеспечения совместного доступа к файлам с разных площадок. Это касается специализированных приложений, например анализа напряженного состояния, где ограничительным фактором является только мощность процессора.

СГ: Спасибо за интересную беседу! В заключение традиционный вопрос: что бы вы хотели пожелать читателям журнала «САПР и графика»?

К. Н.: Попробуйте поработать в Solid Edge — вам понравится! А мы, в свою очередь, обещаем продолжить инвестиции в развитие и  совершенствование продукта.

САПР и графика 6`2011