1 - 2001

Проблемы внедрения САПР на отечественных предприятиях

Во время моего пребывания в Самаре я встретился с генеральным директором АО «Аскон» Александром Голиковым и региональным представителем АО «Аскон» Александром Керженковым, которые, несмотря на свой насыщенный график, сумели выкроить время и любезно согласились ответить на мои вопросы.

Дмитрий Красковский: Александр Владимирович, расскажите, пожалуйста, немного о том, с чего начинался «Аскон».

Александр Голиков: Я думаю, что эта история довольно типична. Многие фирмы и компании, работающие в области информационных технологий, возникли на волне перестройки, выйдя из военно-промышленного комплекса. Причины этого очевидны, ведь в свое время оборонные предприятия были оснащены великолепной техникой, которая практически не применялась в гражданских проектных институтах и на заводах. Специалисты, составляющие ядро «Аскон», работали в организации, являвшейся головной по САПР в Министерстве оборонной промышленности — Конструкторском бюро машиностроения (Коломна, Московская область). Это хорошо известное предприятие, образцы продукции которого («Стрела», «Игла», «Искандер» и многие другие) достаточно хорошо известны на рынке вооружения.

Если вспомнить историю, то уже в начале 80-х годов на нашем предприятии работали практически любые ЭВМ (от СМ до ЕС и БЭСМ), французские графопостроители, экспериментальные растровые мониторы, а сеть объединяла всю эту технику в единый комплекс. Для работы были все условия, и, что самое главное, был мощный коллектив, сложившийся из выпускников ведущих технических вузов страны. Конструкторской графикой мы начали заниматься в 1983 году, а в 1986-м уже располагали версией для СМ ЭВМ (Каскад-СМ). К сожалению, эта техника не подходила для массового использования, поскольку была низкого качества. Но для нас в то время важнее сбыта были задачи отработки алгоритмов и параметрической модели чертежа с полной поддержкой ЕСКД. С началом перестройки мы начали функционировать как самостоятельная коммерческая структура (инженерный центр, затем малое предприятие, а уже с 1991 года — акционерное общество «Аскон»). Именно в 1989 году появилась торговая марка «КОМПАС», широко известная в настоящее время на рынке САПР. Начинали мы когда-то с двух человек, сегодня только в центральных офисах компании трудятся более 100 специалистов. Мы прошли большой путь — как через становление отечественного компьютерного рынка с 1989-го по 1991 год, так и через стагнацию нашей промышленности и экономики в 1992-1996 годах. В этот период промышленные связи Советского Союза были разрушены, и с каждым годом финансовые проблемы предприятий становились все острее. Но тем не менее к 1997 году мы завершили проект КОМПАС 5.0 для Windows.

Сейчас нашими клиентами являются более 950 предприятий самых различных отраслей: от ведущих крупных гигантов, таких как АвтоВАЗ, до небольших инженерных фирм, в которых работают по два-три человека. Кстати, уже совсем скоро мы будем отмечать появление юбилейного тысячного клиента.

Д.К.: Как известно, территория бывшего Союза была довольно обширна. Как вы справляетесь с этой проблемой и сколько сейчас ваших филиалов на территории СНГ?

А.Г.: Мы разделяем наши подразделения на две категории. Первая — это центральные офисы в Санкт-Петербурге, Москве и Коломне. Головные офисы «Аскон-Санкт-Петербург» и «Аскон-Москва» являются маркетинговыми и включают подразделения маркетинга и сбыта, службы внедрения, обучения и технической поддержки. А в «Аскон-Коломна» (лаборатории «КОМПАС») находится подразделение разработки, где работают программисты, аналитики, инженеры, тестеры, технические писатели, рекламисты. «Аскон» — большая и сложная структура, где каждый занимается своим делом. Вторая категория — это региональные подразделения «Аскон» в крупных промышленных центрах (Самара, Челябинск, Нижний Новгород, Красноярск, Пермь и Ярославль), число которых постоянно растет.

Помимо этого у нас имеется более 25 дилерских центров в крупных областных центрах России, Белоруссии и Украины. И именно совместно с дилерскими центрами мы занимаемся внедрением систем КОМПАС.

Д.К.: Расскажите немного о создании «Аскон-Самара».

Александр Керженков: «Аскон-Самара» начинался как дилерский центр. Однажды наши студенты Аэрокосмического университета на олимпиаде в Нижнем Новгороде получили в качестве премии за первое место один комплект КОМПАС. Я его показал на заводе «Моторостроитель», где к тому времени стояла система «Каскад». Оказалось, что чертежи, выполненные на «Каскаде», передаются непосредственно в КОМПАС без всяких проблем. Представители «Моторостроителя» посмотрели сам пакет и поняли: это именно то, о чем они давно мечтали и что хотели видеть у себя на заводе. И в декабре 1996 года Александр Владимирович Голиков приехал на «Моторостроитель» и провел первую презентацию, где показал систему. Заводчанам все понравилось, и теперь «Моторостроитель» является одним из наших самых крупных клиентов. После того как предприятия заинтересовались этой системой (а мне по роду деятельности были важны вопросы машинной графики), я занялся системой более детально. В настоящее время мы имеем по области 62 клиента систем КОМПАС, что составляет более 500 рабочих мест.

В результате этой работы год назад в Самаре было организовано общество с ограниченной ответственностью «Аскон-Самара». Так началась наша самостоятельная хозяйственная деятельность, в теснейшей связи с центральными офисами.

А.Г.: В самом деле, процесс развития «Аскон-Самара» во многом отражает вехи становления любой региональной структуры. Рынок САПР в России весьма специфичен, здесь работают энтузиасты — специалисты в этой области. Это хорошо и плохо одновременно. С наступлением тяжелых времен именно влюбленные в область САПР специалисты не ушли «заниматься» алкоголем, металлом, продуктами питания и т.п., а остались верны своему делу.

После кризиса, в результате оживления рынка, промышленность стала потихоньку подниматься, региональные предприятия осознали необходимость мощных работающих структур для решения различных задач. И буквально в течение полутора лет в дилерском центре вместо одного-двух человек стало работать пять-восемь, то есть структура дилерского центра в исторической перспективе должна либо вырасти, либо исчезнуть. По моему мнению, это во многом определяет сегодня специфику растущего рынка САПР.

«Аскон» делает ставку на тесную работу с клиентом. Мы поняли, что какими бы сильными ни были центральные структуры, основная работа с заводами и проектными организациями все равно будет проводиться в регионах и именно региональные структуры должны задействовать грамотных менеджеров, преподавателей и инженеров по технической поддержке. Так, в Самаре в довершение всего была создана прикладная группа, которая на месте готова делать специализированные прикладные библиотеки и системы для предприятий-пользователей. Теперь мы можем на месте предложить целый комплекс услуг по внедрению, установке, настройке и сопровождению программных продуктов.

Можно приехать на крупный завод, например, из Москвы, установить систему, обучить за неделю специалистов… А что дальше? Работа в режиме e-mail? Это, на мой взгляд, несерьезно, так как для нормальной работы клиента необходима полноценная техническая поддержка на месте, в регионе. И именно такой стратегии придерживается «Аскон» — создание мощных как центральных, так и региональных инфраструктур, сориентированных на тесную работу с предприятиями и решение их задач. Мы уже сейчас готовы при выполнении любого крупного проекта «высадить десант» из 5-10 специалистов, параллельно проводя в различных регионах штатные мероприятия.

Д.К.: Александр Владимирович, как вы думаете, что мешает нашим предприятиям внедрять САПР?

А.Г.: Это целый комплекс причин, во главе которых — финансы, точнее, их недостаток. Для массового оснащения дорогостоящими решениями нужны очень большие средства, причем не только на сами программные продукты, но и на оснащение техникой, периферийным оборудованием, на скоростные сети, средства связи, на услуги и внедрение. Отечественным предприятиям катастрофически не хватает финансовых ресурсов. Ситуация, когда немаленький завод годами пробивает каких-то 5-10 рабочих мест, типична. К сожалению, это реалии наших дней.

Но финансы далеко не единственная проблема. Представим на минуту, что у предприятия море денег и оно может позволить себе купить все в любых количествах. Но ведь для того, чтобы реально внедрить систему, необходимы квалифицированные кадры и организационные изменения в бизнес-процессах. А как раз кадровые резервы в промышленности за последнее десятилетие в значительной степени истощились, на некоторых предприятиях их просто нет. И это понятно: привлечь на работу с окладом 1500-2000 рублей молодых людей, владеющих компьютерными технологиями, просто нереально.

А.К.: Кроме этих причин, одним из наиболее серьезных барьеров, на мой взгляд, является осознание руководством предприятия острейшей жизненной необходимости перехода на компьютерные технологии. Руководители высшего ранга часто далеки от проблем САПР и не всегда связывают ускорение выпуска новых изделий с применением данных технологий. Хотя за последние несколько лет ситуация коренным образом изменилась. Мы были свидетелями того, как буквально полтора года назад директор одного из предприятий, побывав за границей и посмотрев на современное производство, по возвращении пообещал выкинуть все кульманы и поставить компьютеры. Однако текущие заботы заставили его благополучно забыть об обещании. Нужно, чтобы руководитель видел коммерческую выгоду от применения САПР, осознавал предполагаемую отдачу. И задача службы автоматизации на каждом предприятии — обосновать данные затраты, наглядно проиллюстрировать повышение производительности труда и сокращение срока выхода нового изделия. К тому же необходимо заранее планировать соответствующие статьи бюджета, а не решать задачу в срочном порядке (когда стоит вопрос, что срочно закупить — материал для изделия или программное обеспечение для проектирования, приоритеты совершенно очевидны). Нужна долгосрочная стратегия и планомерная работа, а не разовая акция. Я видел такую ситуацию. Здесь, в Самаре, на одном из заводов (опять-таки после поездки руководства за границу) приобрели одно рабочее место дорогостоящей системы. Но даже при наличии специалистов одно рабочее место не может решить проблем предприятия. В результате оказалось, что вложение больших средств при единичном внедрении не приносит отдачи. И вся тематика САПР на несколько лет была заморожена.

А.Г.: Должны пройти годы, прежде чем начнет меняться психология руководства промышленных предприятий и оно начнет мыслить на перспективу, на годы вперед. К сожалению, становлению подобного мышления мало способствовали условия выживания, в которых находились промышленные предприятия страны. А если говорить о кадровых проблемах, то сейчас на заводах остро не хватает не только исполнителей, но и специалистов среднего и высшего звена.

Приведу один пример: в 2000 году мы участвовали в выставке вооружений, проходившей в Нижнем Тагиле. Был очень заметен контраст по сравнению с тем, как выглядели руководители оборонных предприятий два-три года назад. С какими глазами они ходили по выставке! У них есть реальные заказы, за которые платят живые деньги, но они могут сделать, скажем, не пять машин, а всего три. Что мешает? Они готовы купить САПР, оборудование, но где найти людей? Не один директор на этой выставке говорил мне, что купить программное обеспечение для них не проблема — требуется помощь в привлечении молодых специалистов, уже владеющих компьютерными технологиями.

Д.К.: Почему же предприятия не «заказывают» молодых специалистов в вузах?

А.Г.: Такая тенденция есть, сейчас взоры предприятий устремились в сторону вузов. Хотя и вузы являют собой далеко не то, что было 10 лет назад. Ведь преподавательский состав очень сильно постарел, поредел, молодежи нет, уровень образования заметно снизился. Причем это не наши слова, так говорят сами преподаватели высших учебных заведений. К тому же из-за невостребованности рынком труда резко снизился уровень студентов.

А.К.: Александр Владимирович очень точно подметил проблему с кадрами в небольших городах. Вот один из типичных примеров. Один из наших клиентов из такого городка приобрел у нас «КОМПАС» для своего предприятия. Этот завод готов покупать подобные системы, но там нет молодых специалистов. Я предложил готовить специалистов для них персонально. У нас обучается достаточно иногородних студентов, которым практически все равно, где жить. Обеспечьте их квартирами — благо они у вас стоят недорого, порядка двух-трех тысяч долларов, — и люди будут долгие годы работать на приобретенных системах. Та же ситуация, например, в Ульяновске, на заводе «Авиастар». Маленькие зарплаты привели к тому, что с завода «вымыло» все квалифицированные кадры. Носителями фондов конструкторско-технологической информации являются люди в возрасте около 50 лет. Я им гарантировал, что за два месяца мы обучим их людей и они будут свободно работать на компьютерах. Мы снимем все психологические барьеры у конструкторов и технологов, которые вообще не подходили к компьютеру. После этого они смогут разворачивать системы любой сложности. И я уверен, что через полтора года, после этой «революции снизу», ситуация качественно изменится и появится реальный шанс для выживания завода.

Теперь все предприятия понимают, что вуз — отличное место, что готовить там специалистов — это здорово, что именно они будут проводниками определенной идеологии на местах. Но по качеству эти учебные заведения сильно различаются. В том же Ульяновске руководство категорически отказывается иметь дело с местными вузами, поскольку предприятие не всегда устраивает уровень подготовки выпускников. Совершенно аналогичная ситуация в Тольятти. Возьмем гигант АвтоВАЗ. В городе есть Политехнический институт, который готовит кадры для завода. Однажды на заводе был проведен анализ: кто из руководителей подразделений где учился. Оказалось, что людей, получивших высшее образование в Тольятти, среди местных кадров ничтожно мало. Однако все достаточно быстро переориентировались, и теперь у нас в Тольятти есть филиал Самарского университета.

А.Г.: Итак, все понимают, что подготовкой специалистов для предприятий должны заниматься вузы. Но практическая реализация зависит от степени оснащенности университета, уровня его преподавательских кадров, существующей преподавательской школы. К сожалению, на практике большая часть технических университетов пока просто не в состоянии массово готовить квалифицированных специалистов, владеющих CAD/CAM-технологиями.

Д.К.: Отвлечемся от проблем с кадрами. На проходящих семинарах вы презентовали «КОМПАС-3D», расскажите о нем немного подробнее.

А.Г.: Проект «КОМПАС-3D» стартовал со второй половины 1993 года. В феврале 2000-го мы выпустили первую версию «КОМПАС-3D», работающую на уровне детали. А сейчас мы анонсируем выпуск очередной версии «КОМПАС-3D», работающей уже со сборочными единицами. Это наш многолетний проект, который мы довели до успешной практической реализации. Одновременно с «КОМПАС-3D» поступают в продажу библиотеки трехмерного параметрического крепежа, выполненные в полном соответствии с нашими ГОСТами. Таким образом, мы получили базу, которая будет активно наращиваться как функциональными возможностями, так и мощным окружением и широким набором параметрических библиотек трехмерных конструктивов и прикладных САПР.

Д.К.: Во всем мире тенденции проектирования уже давно поменялись, сейчас оно идет от трехмерного, объемного — к двухмерному, чертежам-деталировкам и т.д. Выпуском 3D-модуля вы претворяете в жизнь эти веяния?

А.Г.: Совершенно верно. «КОМПАС» начинался как продукт чертежной графики, и этот продукт сейчас широко применяется на отечественных промышленных предприятиях. Это чертежно-конструкторский редактор «КОМПАС-График» вместе с широким набором библиотек и приложений к нему. «КОМПАС-3D» реально позволяет начинать работу с трехмерного конструирования. Но он необходим там, где идеология проектирования соответствует работе в 3D. Кроме того, не следует забывать, что помимо этого есть огромный набор задач, не требующих трехмерного моделирования. Например, электрика, пневматика, схемная документация и многие другие области. Что же касается 3D, то идеология продукта соответствует идеологии самых современных западных систем.

Д.К.: А чем вы в ближайшее время порадуете ваших пользователей?

А.Г.: Дальше мы будем в хорошем темпе сокращать разницу функциональных возможностей между «КОМПАС-3D» и известными и признанными лидерами в 3D-проектировании.

Д.К.: Александр Владимирович, расскажите, как у вас складываются отношения с другими отечественными разработчиками САПР.

А.Г.: Прежде всего мы искренне желаем всем без исключения отечественным разработчикам САПР успехов в их нелегком деле. С некоторыми из них мы конкурируем, но более типичным для нас является взаимовыгодное сотрудничество. Возьмем, например, «ГеММа». Это наш партнер, занимающийся системами для проектирования управляющих программ для станков с ЧПУ. Комплекс, состоящий из «КОМПАС-3D» и «ГеММа-3D», является функционально развитой и одновременно недорогой отечественной разработкой, обеспечивающей трехмерное конструирование и проектирование управляющих программ для сложной многокоординатной обработки. Другой пример — интеграция с PDM-системой корпоративного уровня PartY, разработанной нашими московскими партнерами — компанией «Лоция Софт». И таких примеров десятки.

Д.К.: А кто тогда является вашим конкурентом?

А.Г.: В области 2D наш главный конкурент — нелицензионный AutoCAD. Конкурировать лицензионному AutoCAD с «КОМПАС» очень и очень сложно, поскольку решения на базе «КОМПАС», при не меньших функциональных возможностях, стоят во много раз дешевле. И эта конкуренция на рынке носит довольно специфический характер: «КОМПАС» ведь редко сравнивается с AutoCAD или с комплексом Cadmech на базе AutoCAD. Делается допущение, что AutoCAD бесплатный (попросту говоря, «краденный»). И даже при этом мы более чем успешно конкурируем с ним, иначе бы «КОМПАС» не работал на 950 предприятиях страны.

Что касается рынка систем для 3D-конструирования, то сейчас в мире доминируют массовые решения класса SolidWorks, Solid Edge, Pro/Engineer, Inventor. Комплексы класса Unigraphics и CATIA находятся на ступеньку выше, хотя применение термина «тяжелые системы» уже не совсем корректно: грань деления систем тяжелого и среднего классов в значительной степени стерлась (вокруг того же SolidWorks можно построить мощнейшие комплексы, способные решать задачи практически любой сложности). Список этот неполный, и нет необходимости заниматься его анализом. Главное в другом: это признанные мировые лидеры, и отечественным разработчикам необходимо время, чтобы достойно с ними конкурировать. Отечественные разработчики 3D-систем вышли на рынок с функционально приемлемыми продуктами в последние год-два. Сейчас они («КОМПАС-3D» в их числе) динамично развиваются. И я думаю, что есть все предпосылки для того, чтобы значительная разница в функциональности постепенно сокращалась. В настоящее время мы видим свою задачу не в прямой конкуренции с перечисленными выше системами, а в том, чтобы из 100% задач, решаемых этими системами, выполнять 80-85%. Это позволит отечественным промышленным предприятиям в большинстве случаев отказаться от дорогостоящих систем и решать свои задачи при гораздо меньших затратах. А в дальнейшем многое будет зависеть от состояния нашего промышленного сектора. Если состояние рынка будет нормальным, то в достаточно обозримом будущем отечественные разработки будут напрямую соперничать с известными западными системами.

Д.К.: Что вы хотели бы сказать нашим читателям в завершение нашей беседы?

А. К.: Мне кажется, что мы сейчас живем в переломный, революционный момент. Пройдет несколько десятилетий, забудутся трудные годы, а в памяти останутся какие-то рубежи. Я полагаю, что нынешнее время через несколько десятилетий будут связывать с переходом от старых технологий проектирования и конструирования к новым. К тому же уже сейчас становится ясно, что это будут технологии трехмерного моделирования — ведь человек воспринимает мир трехмерным.

А.Г.: Я бы хотел начать с пожелания разработчикам и поставщикам. Меня очень настораживают тенденциозность подаваемых в журнал материалов, упоминание в унизительных тонах о конкурирующих продуктах. Мне хотелось бы пожелать всем разработчикам, вендорам и поставщикам — корректности и деловой этики. Чтобы материал, с которым знакомятся читатели, был качественным, достоверным и неконфликтным, чтобы он содержал больше аналитики рынка. Ведь потенциальные клиенты, читая журнал, хотят получить достоверную и правдивую информацию, а не наблюдать за дракой вендоров и поставщиков на его страницах.

Промышленным предприятиям хочется пожелать финансовой стабильности и достойного уровня жизни. Мы заинтересованы, чтобы у России были свои ниши в области разработки программного обеспечения, в которых она бы занимала достойное место. Мы должны продавать сложную наукоемкую продукцию, а не только сырье, и именно для этого мы и работаем на этом рынке, ведь одним из условий конкурентоспособности предприятий является применение современных компьютерных технологий для конструкторско-технологического проектирования, которые мы разрабатываем.

возврат